Войти

«…Над воротами домов у христиан

поставлялись воображаемые звери и змеи»

«Стоглав» Иоанна IV

Утром по пути в редакцию журнала «Самара и губерния» не смог устоять и отфотографировал два дома с шатровыми крышами разной конструкции на углу Арцыбушевской (Ильинской) и Вилоновской (Александровской) улиц (очень спешил, поэтому качество далеко оставляет желать лучшего).

Вот как удивительно Гурьянов интерпретирует такое большое наличие в Самаре домов с шатровыми крышами: «На самарских деревянных зданиях, выше венчающих дом карнизов, нередко можно встретить объемные силуэты шатровых башен. Видимо, это отзвук древнерусских «повалуш» (башен), которые в застройке Самары упоминаются в начале 18 века и ранее» (См. Е.Ф. Гурьянов «Самарские узоры. Домовая резьба Самарского Поволжья», – Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1982, - С. 33).

Дом с шатровой крышей на улице Арцыбушевской, 73


Балкон этого дома с забитой дверью

Окно с наличником дома на Арцыбушевской, 73

И сквозь дымку прорисовывается какое-то «стеклопакетное» здание.

Будто дурной сон Г. Уэллса после написания им «Машины времени».

Дом с шатровой крышей и конец красного трамвая. Все, меня понесло.

Шатровые крыши зданий на Вилоновской, 88 и Арцыбушевской, 73. Перспектива.

На углу здания вывешен баннер с рекламой какого-то "Прогресс - центра".

Одни диссонансы.

Сейчас в Самаре осталось буквально 15 – 20 деревянных зданий с шатровыми крышами.

Нужно запечатлеть, пока не поздно. Все!

В книге Гурьянова больше всего поразило его удивительное открытие. Он обнаружил одного из авторов самарского деревянного дома XIX века. Что практически не возможно. Здание уже лет десять, а может и больше, снесено.

Дом плотника Лезунова на улице Ленинской, 232.

Гурьянов пишет: «Художественно-образная символика в домовой резьбе наглядно представлена на фасаде деревянного дома на улице Ленинской, 232 плотника Лезунова. Дом одноэтажный, крыша на два ската с фронтонами на улицу, построен самим хозяином. Фасад дома украшен русскими узорами пропильной резьбы. Примечательной формой резного убранства дома является то, что на его уличном фасаде под причелинами щипцовой крыши на фоне пространственно-глубокой тени фронтона, рисуются два пропильных узора – фигур нахохлившихся друг на друга птиц, похожих на фазанов. Ниже под ними уцепившись за ригель (поперечная балка стропильных ног), в угрожающей позе повисла резная пара великанов змей.

Сюжет композиции явно выходит за грани художественной формы и, видимо, отражает древний обычай «оберега» – символа охраны домашнего очага от невзгод и бед. Это не только изобразительная форма, но и образ, предупреждающий, что в дом можно входить лишь с добрыми намерениями. Такое понятие подтвердили наследники хозяина дома, указав, что такой же оберег был над воротами дачи за городом».

И тут я подумал, хорошо бы подобный «оберег» повесить в своем дневнике). Было бы неплохо.

В целом, все «обереги» Гурьянов делит на зооморфные и растительные, которые могут быть не только пропильно-фронтонными, но и «звучать» в наличниках. Причем растительные встречаются в Самаре чаще. И это не удивительно для зерновой столицы Поволжья.

Растительный орнамент (оберег) в наличниках дома с шатровой крышей на Вилоновской, 88.

Может растительные обереги и сохранили эти дома для моей камеры?

По материалам сайта: http://kraeham.livejournal.com