Дворец Александра III в Массандре

Интерьеры второго этажа

Комнаты второго этажа предназначались для Императора и Императрицы. Красиво изогнутая наружная лестница главного входа во дворец подводит к нарядно оформленной прихожей второго этажа, откуда можно было попасть в приемную Его Величества, либо в приемную Императрицы.

В эти же комнаты ведут винтовые лестницы, размещенные в башнях.

Традиционно во дворцах женские комнаты размещались на южной стороне, мужские — на северной.

Приемные и кабинеты Императора и Императрицы различаются по своему декоративному оформлению. В комнатах Императора больше строгости и торжественности, помещения. Комнаты, предназначавшиеся для Императрицы, более нарядные и праздничные.

Приемная Ея Величества

Сами размеры этой комнаты говорят о том, что дворец не предназначался для больших приемов. Высокие дубовые панели делают маленькую комнату похожей на деревянную шкатулку. Красиво оформлены дверь и остекленная часть стены с резными балясинами, граничащая с коридором, ведущим в кабинет Императрицы. Мягкие овальные формы дверных рельефов, овальное окно, вмонтированное в сложный резной десюдепорт (наддверное украшение) создают приятную атмосферу покоя.

В объемную резьбу декора включены гирлянды фруктов, фигурки путти, имитация ленты, завершающейся стилизованной буквой "М" (что указывает на принадлежность комнаты). Эта стена своим великолепным оформлением предвосхищает стиль "модерн", который в то время начал распространяться в России и Европе.


Верхняя часть стен была расписана. Цветовое решение этой росписи, выдержанное в светлых бежево-коричневых тонах, связывало колористически в единое целое панели и потолок со своеобразным лепным орнаментом, подкрашенным такими же теплыми цветовыми оттенками. Очень пластичны узоры, нанесенные на потолок, будто выполненые мягкой пастой. В орнаментации преобладают изогнутые линии (так называемые "рокайли", напоминающие раковины), характерные для позднего французского барокко или рококо. Архитектор искусно вводит в падуги потолка решетку вентиляционной системы: лепка потолка незаметно переходит в металлическую решетку, окрашенную под цвет плафона.

Перед сдачей дворца, после окончания его перестройки, были завезены и установлены светильники и "настенники" (бра). К сожалению, они не сохранились. Но, возможно, люстра в этой комнате изначально находилась здесь, так как и по формам, и по цвету она соответствует характеру оформления всей приемной, а по времени изготовления относится к рубежу XIX-XX веков.

Приемная Его Величества

Сюда, как и в Приемную императрицы, можно было попасть по винтовой лестнице, расположенной в круглой башне, находящейся за дверью тамбура.

После мягких форм декора Приемной Императрицы, отделка Приемной Его Величества кажется строгой и немного торжественной. Она соответствует назначению комнаты — служить местом деловых встреч либо уединенной работы с книгой. Встроенный монументальный книжный шкаф, зеркало-консоль с черной мраморной полкой, трехгранный тамбур, закрывающий винтовую лестницу — мастерски вмонтированы в стены. Двери, панели, решетки водяного отопления, — все эти детали, выполненные из красного дерева в "стиле Жакоб", составляют художественное единство интерьера. Вертикальные четкие линии бронзовых накладок усиливают стройность и строгость отделки помещения.

Жакоб — семья французских мастеров художественной мебели, известная с XVIII века, создавшая свои особые стилевые приемы для строгой по форме мебели из красного полированного дерева с отделкой золоченой бронзой. Эти элементы использовались и в декоративном оформлении дворцовых интерьеров. По имени мастеров такие приемы отделки стали называть в XIX веке "стилем Жакоб".

Месмахер планировал все стены комнат второго этажа затянуть шелковой тканью. В России и за рубежом была закуплена "по предписанию" архитектора шелковая материя для стен и бархат для обивки мебели, которую должны были изготовить по эскизам Месмахера. Ткань доставили в Массандру, аккуратно свернули в рулоны, некоторую подвесили, чтобы "не слеглась" от времени. Но замысел архитектора не был осуществлен. Часть этой материи впоследствии была использована в отделке нового Ливадийского дворца.

Проектируемая для Приемной Императора шелковая ткань цвета "зеленого ампира", которой предполагалось затянуть стены, не только прекрасно оттеняла бы фактуру красного дерева, но и служила бы переходом к лепному потолку, окрашенному в зеленовато-охристые тона.

Так же как в Приемной Императрицы, мастера-лепщики с большим искусством выполнили богатый лепной декор, в орнаментику которого входят изящные пальметты, гирлянды аканта, завершающиеся грифонами, "круглый меандр" — мотивы классицизма. Техника этого декора с его многоцветной тонировкой необычна: как будто густой пастообразной краской нанесены эти лепные украшения, напоминающие богатую вышивку.

По углам потолка — четыре медальона орнаментированы коронами и лавровыми венками, в центре которых размещались монограммы Александра III (A—III). Свободная от лепных украшений площадь потолка была расписана сложными орнаментальными узорами.

В большом книжном шкафу — книги дореволюционных изданий, подобные тем, которые бытовали в царских дворцах, и приветственные адреса.

В 1891 году отмечалось 25-летие супружеской жизни Александра III и Марии Федоровны. Из разных мест России в Ливадию шли поздравления, приветственные адреса, подарки. К этой дате сочинялись стихи, музыкальные произведения. Наиболее интересные адреса и подарки к серебряной свадьбе хранились в кабинете императора в Малом Ливадийском дворце, который строился для Александра как наследника. Там он продолжал жить, став императором, там же и скончался.

В экспозиции, в шкафу — три адреса: два на немецком языке от немецких обществ Москвы и Петербурга и один от Рижско-латышских обществ. Это не только памятники истории, быта, но и высокохудожественные произведения: тиснение по коже, сложный узор металлических накладок, тонкая акварель украшает тексты приветствий.

Интерьеры дворцов в XVIII и XIX веках очень часто украшались гравюрами. В этой комнате — в основном гравюры, которые в свое время были посвящены и подарены российским императорам.

Торжественный портрет первого императора всея Руси Петра I (гравюра с этого портрета представлена в экспозиции) был написан французским живописцем Н.С. Фросте (1790-1856) в Петербурге. Это не прижизненное изображение императора, художник использовал портреты, написанные разными мастерами с натуры. "С чувством глубочайшего благоговения Его императорскому Высочеству Государю наследнику и Великому князю Александру Николаевичу " (будущему Александру II). Об этом говорится на гравюре, исполненной в сложной технике "черной манеры" в Париже французским гравером Р. Ролле.

После заключения Ништадтского мирного договора со Швецией, чтобы подчеркнуть свое высокое положение, Петр I стал именовать себя императором, а страну Российской империей. Поэтому не случайно часть генеалогического древа Романовых, изображенная на гравюре "Императоры и императрицы Российской империи", начинается с Петра I. Завершается генеалогическое древо изображением императора Александра I, так как гравюра создавалась в год вступления Александра Павловича на престол в 1801 году (гравюре уже более двухсот лет).

На пальмовом дереве, которое занимает почти весь лист гравюры, размещены десять медальонов с портретами русских императоров. Над ними — двухглавый орел и трубящая Слава. Аллегорические изображения должны были символизировать могущество Российской империи и вклад Романовых в ее процветание.

Внизу изображены: Геркулес, Нептун, Вера с крестом, Истина с зеркалом, Крепость с копьем и миртовой ветвью в руках, Лев. Вдали видны Петропавловская крепость, Нева, по которой плывут парусные корабли. Под изображением перечислены все императоры, годы их жизни и царствования. Гравюра в некоторых отпечатках сопровождалась словами Державина:

"О ветвь от кореня Петрова!

Произращенная Весной!

Под сенью Твоего покрова

Коль Россы щастливы Тобой".

Гравюра в технике офорта была выполнена учениками гравировального класса Петербургской Академии художеств под наблюдением преподавателя И. Клаубера. Все портреты в медальонах исполнены Н.И. Уткиным (1780-1863), впоследствии ставшим одним из блестящих граверов России.

Кабинет Его Величества

После немного приглушенной в цвете приемной императора кабинет его поражает обилием света, торжественностью и праздничностью.

Все внимание здесь акцентируется на потолке, отделанном белоснежной, с позолотой лепкой крупных форм: розеты, пальметты, классические аканты и розаны, лавровые гирлянды хорошо вписываются в строгое членение потолков. Оживление вносит центральная овальная розета со сложными рельефными узорами.

Для большей освещенности кабинета архитектор пристраивает нишу, почти всю главную стену которой занимает огромное окно. Для панелей, дверей и деревянной обшивки ниши избрано, в отличие от дуба, более светлое дерево орех. Общее цветовое решение оттеняется камином строгих классических форм, облицованным мрамором темно-серого цвета. Стены здесь предполагалось затянуть светло-оливковой шелковой тканью, которая прекрасно бы подчеркивала белизну и позолоту потолка и сочеталась бы с холодными оттенками мрамора камина.

К такой же гармонии архитектор стремился, проектируя обстановку интерьера. Воссоздавая его замысел, экспозиционеры разместили над камином овальное зеркало в резной барочной раме, которая своими формами вторит решению декора центральной части потолка. Зеркало играет здесь чисто декоративную роль: отражая светлый потолок, блеск позолоты, сверкание хрустальной люстры, оно усиливает впечатление парадности всего помещения, зрительно расширяет пространство и наполняет комнату светом.

Во дворцах второй половины XIX века не только в оформлении интерьеров использовались элементы различных стилей, но и в комнатах размещалась мебель различных эпох. Здесь, в кабинете императора, мебель и предметы прикладного искусства, разные по стилю, размещены так, что их сочетание создает гармонию. Барочную резьбу рамы зеркала дополняют сложные по форме канделябры и часы французской работы XVIII века в стиле барокко (часы фабрики Турей). На консоли классических форм хорошо смотрятся вазы, которые, с добавлением деталей, могли служить лампами. На них изображены женские фигуры, характерные для стиля "модерн" (русская работа рубежа XIX-XX веков).

Здесь воссоздана обстановка не рабочего кабинета, (т. к. никто из императоров здесь никогда не работал), а комната отдыха.

Во второй половине XIX века вошли в моду большие круглые столы на сложных резных подстольях. За таким столом могла собраться вся семья. Как правило, произведения мелкой пластики обязательно наполняли дворцовые помещения. На столе в центре — динамичная скульптура Е.А. Лансере (1848-1886) "Джигитовка" (1902 г.)

Кресла работы русских мастеров своей торжественностью и резным с позолотой декором соответствуют всему оформлению кабинета (когда-то они находились в одном из Петербургских дворцов).

Обстановка комнаты дает представление о характере дворцовых кабинетов рубежа XIX-XX веков. В основном все предметы мебели и прикладного искусства здесь типовые, т.е. характерные для дворцовых интерьеров. Однако в кабинете есть вещи, которые ранее принадлежали царской семье. Это, прежде всего, семейные портреты.

На торцевых стенках красиво закругленной арки, отделяющей кабинет от глубокой ниши, висят фотографические портреты Александра III и его супруги Марии Федоровны. С середины 1850-х годов фотография получает довольно широкое распространение в России. Ее технические возможности позволили делать снимки с царствующих особ и для публикаций, и для продажи. За усердную работу фотомастера удостаивались звания "Фотографа Их Императорских Величеств". Фирма одного из них, С. Левицкого, на протяжении 1860-1900 годов имела исключительное право на распространение портретов царской семьи. В экспозиции — копия с фотопортрета, сделанного С. Левицким в конце 1880-х — начале 1890-х годов. На ней Александр III предстает перед нами человеком могучей комплекции, богатырской стати.

Вспоминаются слова художника Александра Бенуа о том впечателении, которое производила внешность императора: "Меня поразила его "громоздкость", его тяжеловестность и как-никак величие. Самое лицо Государя поражало своей значительностью. Особенно поразил меня взгляд его светлых серо-голубых глаз. Этот холодный стальной взгляд, в котором было что-то и грозное, и тревожное, производил впечатление удара. Царский взгляд. ". Но после нескольких встреч с императором Бенуа сделает вывод, что "Александр III мог быть и мил, и прост, и даже уютен".

Во время своих приездов в Крым император живо интересовался проблемами Ялты. Под его покровительством было улучшено водоснабжение, обновлена и расширена канализационная сеть, отпущены средства для строительства нового порта, на благоустройство набережной. Приобретение удельным ведомством (по указанию Александра III) имений Массандры и Ай-Даниля способствовало развитию здесь образцового промышленного виноградарства и виноделия. Приезжая в Крым, Александр III обязательно посещал Массандру. Последний раз он был здесь тяжело больным, за месяц до своей кончины: 18 сентября 1894 года он вместе с наследником Николаем побывал в Массандре, знакомился с ходом работ по сооружению дворца.

Со своей супругой — Марией Федоровной они прожили счастливую семейную жизнь. По впечатлению современников, наблюдавших супругов в домашней и официальной обстановке, на протяжении всех лет супружеской жизни их связывали теплые чувства, взаимные заботы друг о друге. О Марии Федоровне вспоминают как о ласковой, любезной и простой в общении женщине. Она "была императрицей с головы до ног и умела сочетать свою врожденную царственность с такой добротой, что была обожаема всеми своими приближенными". Любительница развлечений, танцев, красивой одежды, не лишенная женской кокетливости, удивительно изящная — она умела ладить с "угрюмым гигантом" — так отзывались о нем современники.

В глубине ниши кабинета установлен мраморный бюст отца Александра III — императора Александра II. Бюст был выполнен неизвестным скульптором в конце 50-х — начале 60-х годов XIX века и находился в старом Большом Ливадийском дворце.

В экспозиции также представлен портрет Марии Александровны, супруги Александра II, выполненный французским гравером Ноэлем с живописной работы очень модного в то время французского художника, придворного портретиста короля Луи-Филиппа и Наполеона III В. Винтерхальтера (1806-1873), часто писавшего и русских царских особ. Портрет был написан за границей в 1857 году.

Портрет Императрицы Марии Александровны (супруги Александра II)

Мария Александровна изображена в возрасте 33 лет. Художник создал несколько вариантов этого портрета. Один из вариантов ранее находился в Зимнем дворце, сейчас в Эрмитаже, другой — из собрания Великого князя Владимира Александровича был продан на аукционе Сотбис в Монако в 1992 году.

У Александра II и Марии Александровны было 8 детей (из них одна дочь умерла во младенчестве). Старший сын Николай, на которого Александр II возлагал большие надежды (в экспозиции — цветной акварельный его портрет), был провозглашен наследником престола. Он очень серьезно готовил себя к престолу: способный, умный, с большим усердием занимался самыми разными науками. Но в возрасте 21 года он умер от туберкулезного менингита, что повергло в глубокий траур его родителей.

Портрет Великого князя блестяще выполнен академиком акварельной живописи Степаном Федоровичем Александровским (1842-1906). Художник окончил в 1864 году Академию художеств, работал как живописец-акварелист и рисовальщик, в 1874 году был удостоен звания академика акварельной живописи. Портрет Николая Александровича выполнен, очевидно, незадолго до смерти Великого князя.

Кабинет Его Величества украшает большое полотно художника А.П. Боголюбова (1824-1896), который был тесно связан с семьей Александра III. Еще от Александра II живописец получил заказ на исполнение картин из истории морского флота России. Он сопровождал наследника Николая в поездке по Волге, давал ему уроки рисования. Позже стал преподавать живопись Марии Федоровне, а для Александра III стал консультантом по всем вопросам, связанным с изобразительным искусством. По его просьбе Боголюбов, будучи во Франции, покупал работы западно-европейских художников, каталоги выставок, литературу по искусству.

Во время одного из приездов Александра Александровича в Париж Боголюбов вводит его в мастерские художников, работавших там на правах пенсионеров Академии художеств. Так Александр Александрович, будучи еще наследником, знакомится с Репиным, Поленовым, В. Васнецовым, Антокольским, Савицким и другими художниками. Покупает у них картины, делает заказы на новые ("Садко" Репина, "На войну" Савицкого, "Балаганы на улицах Парижа" В. Васнецова). В собрании Александра III было много работ Боголюбова, частично подаренных, частично приобретенных царской семьей. В Царскосельском дворце Александра III был специальный, так называемый "Боголюбовский зал".

Когда строился Массандровский дворец, Александр III с Боголюбовым обсуждал проекты оформления интерьеров, представленные Месмахером, и именно Боголюбов "по приказанию Государя Императора" передал Масмахеру "Высочайшую волю свою о непременном исполнении. Его заказа".

На полотне А.П. Боголюбова "Морской пейзаж. Праздник в Константинополе", украшающем кабинет, изображен мусульманский праздник Рамадан, одно из главных действий которого проводится в полнолуние. Художник выбирает эту тему для того, чтобы придать пейзажу романтическую окраску. Выразительный эффект создает сочетание лунного освещения и горящих праздничных костров. Картина вызывает ассоциации с работами И. К. Айвазовского. Написана она в ранний период творчества Боголюбова, когда художник находился под сильным влиянием романтического направления в искусстве. Писал он ее в 1856 году после пребывания в Константинополе.

Боголюбов изобразил мечеть Долмабахче, которая была построена в 1853 году. Она привлекла внимание Боголюбова своеобразием архитектурных форм, он рисовал ее в различных ракурсах, а затем не раз использовал рисунки в своих полотнах.

Опочивальня Их Величеств

В этом помещении все оформление должно было способствовать созданию атмосферы тишины и покоя.

Для отделки "Опочивальни" архитектор выбирает элементы рококо: изящными, мягкими линиями очерчено обрамление ниши алькова, в нежных пастельных тонах были выдержаны роспись потолка и шитье ламбрекена. Стены предполагалось затянуть светло-бежевой тканью. Под стать им деревянные двери, оконные рамы, решетки отопления были окрашены светло-кремовой краской. Сюда не попадает прямой солнечный свет, он рассеивается, проникая сквозь колонны глубокого балкона, на который выходят окна опочивальни. Эффект рассеянного радужного освещения создавали цветные витражи, вмонтированные в потолок балкона (не сохранились).

По замыслу архитектора главным акцентом оформления в этом интерьере должен был стать вышитый золотом занавес алькова с уложенным волной ламбрикеном. Его кремовые тона и изысканный орнамент вторили бы цвету и рисунку шелковых обоев, очертаниям мебели, серо-голубым раковинам в живописи карниза.

Все поле потолочного плафона покрывала затейливая роспись.

В приближении к замыслу здесь сейчас размещены предметы убранства в стиле рококо: гостинный гарнитур мебели и два декоративных панно А.И. Шарлеманя. В связи с тем, что опочивальня никогда не использовалась как спальня, в настоящее время она восстановлена как комната отдыха. Гостиный гарнитур был выполнен в 60-х годах XIX в. в мастерской прославленного петербургского мастера Гамбса по заказу царской семьи (когда-то он находился в одной из гостиных Малого Ливадийского дворца).

Требования комфорта и уюта в архитектуре конца XIX века сказались и в расстановке мебели. Часто ее организовывали "уголками", удобными для доверительных бесед. Стала преобладать мебель смягченных форм. Декоративные панно А.И. Шарлеманя, так органично вписавшиеся в интерьер, были написаны для дворца Романовых в Ореанде.

А.И. Шарлемань (1826-1901) — внук французского скульптора-декоратора, переселившегося в Россию при Екатерине II. Воспитанник Петербургской Академии художеств, за заслуги в развитии русского искусства получил звание академика, профессора.

В 1867 году императрица Мария Александровна приобрела у него картину, за которую он был удостоен звания профессора: "Екатерина II в мастерской Фальконета". С этого времени Шарлемань исполняет ряд заказов для царской семьи, работает над созданием альбомов для императора Александра II с изображением военных сцен, торжеств, маневров. В 1873 году получил титул "Художника Его Императорского Величества".

Во время поездки во Францию в 1859-1861 годах он был увлечен искусством XVIII века, хорошо его изучил и нередко в своем творчестве обращался к этим прототипам. Пасторальные костюмированные сценки под XVIII век он изображает и в панно, представленных в Опочивальне (написанных в 1870 году, очевидно, по заказу Великого князя Константина Николаевича, владельца Ореанды в те годы). В них угадывается пейзаж Южного берега и изображенная в романтизированном виде "Ореандская беседка" на Царской тропе.

Шерлемань был в свое время популярен, и современники писали о нем: "Из под его кисти, пера и карандаша выходило множество картин, акварелей и рисунков, замечательных бойкостью и искусством исполнения. Его композиции в течение более чем 20 лет были нарасхват приобретаемы издателями иллюстрированных журналов для воспроизведения их тем или другим графическим способом".

Рафаэль. Мадонна в кресле

Для многих царских дворцов русскими художниками исполнялись копии с произведений выдающихся мастеров итальянского Возрождения. Копии с "Мадонны в кресле" Рафаэля, написанной в 1516 году, когда-то украшали Ливадийский и Петербурский дворцы Романовых. Одна из них — сейчас в Опочивальне.

Кабинет Ея Величества

Рядом с Опочивальней расположен нарядный, праздничный, в течение всего дня залитый солнцем "Кабинет Ея Величества". Здесь снова использованы "прототипы" классицизма, но в ином варианте. Невысоким рельефным багетом ограничены прямоугольные плоскости, в строгом ритме членящие стены. Их предполагалось затянуть тканью цвета "светлой резеды".

Во всех комнатах дворца паркет очень простой, только у стен везде сделан бордюр, как пишется в архивных документах, из "дерев разных пород". Предполагалось всю площадь комнат украсить коврами.

В этой комнате рисунок паркета наборного дерева не сложный, но он очень динамичный, и невольно зрительно "подводит" к прекрасному резному камину из необычного светло-шоколадного мрамора, над которым предполагалось вмонтировать в стену гобелен. Спокойные теплые тона обивочной ткани, гобелена, камина, панелей со светло-кофейным крытьем служили фоном для изумительной росписи плафона, растительные формы которой являлись как бы естественным продолжением видов, открывающихся из окон.

Экспозиция, которая создана в этом зале, соответствует и назначению, и декоративной отделке. В нее включены типичные для дворцовых интерьеров мебель, предметы прикладного искусства, живопись.

В чертежах дворца (фонд музея Академии художеств) хранятся эскизы мебели для интерьера в классическом стиле. Находящиеся сейчас в кабинете левкашенные с золотом диван и стулья (коллекция Романовых) формой и резными накладками почти совпадают с замыслом архитектора. Типичными для классицистического убранства являются парные жирандоли, люстра синего стекла с хрустальными подвесками и белые мраморные часы в виде античного храма (Франция, Дюбуа, нач. XIX в.).

В кабинете Императрицы размещены живописные портреты семьи Павла I. Датская принцесса Дагмара (на фотографии она изображена с двумя сестрами) после венчания с Александром Александровичем (будущим императором) приняла православное имя Марии Федоровны — в честь супруги Павла I. Для нее эта семья олицетворяла собой образец воспитания и любви к искусству и наукам. Жена Александра III Мария Федоровна хорошо рисовала, покровительствовала художникам, коллекционировала произведения искусства, занималась благотворительностью.

Портреты, представленные в кабинете, являются прекрасно исполненными копиями конца XVIII — конца XIX вв. с бывших каноническими изображений кисти В. Боровиковского, А. Рослина, А. Ризенера, Д. Доу.

"Портрет Павла I" (1754-1801) — копия с картины В.Л. Боровиковского (1758-1826). Сын императора Петра III и Екатерины II.

В некоторых прижизненных портретах Павла I подчеркивались отрицательные качества его характера, проявившиеся в неуровновешенности, вспыльчивости. Черты лица его порой утрировались. В данном портрете образ Императора создан более правдиво.

"Портрет Марии Федоровны" (1759-1829) — копия с картины А. Рослина (1718-1793), известного портретиста, шведа по национальности, переселившегося в юности во Францию, где он получил художественное образование. С 1757 г. — член Парижской Академии художеств. В 1757-1777 годах работал в России.

"Портрет Великой княгини Екатерины Павловны" (1788-1819) — копия с картины А.Ф. Ризенера (1767-1828), французского художника, работавшего в России с 1816 по 1823 год.

Екатерина Павловна — пятая дочь Павла I, отличалась и красотой, и умом, получила блестящее образование, изучала математику, политэкономию, иностранные языки, хорошо говорила и писала по-французски, была прекрасной художницей.

"Портрет Великого князя Николая Павловича" (впоследствии Николая I) — копия с картины Д. Доу (1781-1829) — английского портретиста, члена Лондонской Академии художеств. Доу — почетный член Академии художеств Флоренции, Дрездена, Стокгольма, Петербурга. В 1819 году по приглашению Александра I приехал в Петербург и провел здесь 9 лет, написав по царскому заказу свыше 400 портретов русских генералов, участвовавших в войне против Наполеона ("Галерея Отечественной войны 1812 года в Зимнем дворце"). В 1820 году от Петербургской Академии художеств получил звание почетного вольного общника.

"Михаил Павлович на коне" — работа художника Ораса Берне (1789-1863) — знаменитого французского баталиста реалистического направления. Был в России в 1836, 1838, 1843 годах, в 1848 году в течение нескольких месяцев находился при Николае I, участвовал в смотрах, высочайших поездках на Кавказ и впоследствии написал картины для Зимнего дворца.

Михаил Павлович (1798-1849) — 4-й младший сын императора Павла I, генерал-фельдцейхмейстер и начальник артиллерии. Как начальник отличался строгостью, но часто был добр к подчиненным. Он не любил показную сторону военного строя. Возможно, потому живописец О. Берне изобразил Великого князя спиной к зрителям, а лицом к своим солдатам.

Интерьеры дворцов часто украшали работы итальянских мастеров Возрождения. "Мадонна с младенцем" — работа Сассоферато (1605-1685) и "Архангел Михаил" — копия с Гвидо Рени (1575-1642) — входят в убранство кабинета Ея Величества.

Гвидо Рени. Архангел Михаил

Императрица Мария Федоровна, для которой предназначался этот кабинет, пережила своего супруга Александра III на 34 года. Скончалась она уже в 1928 г. у себя на родине, в Дании, куда она эмигрировала в 1919 г. из Крыма. После февральской революции она находилась здесь под домашним арестом в имении "Ай-Тодор" у своего зятя Великого князя Александра Михайловича. После того, как в конце апреля 1918 г. большевики под натиском германских войск покинули Крым, кайзер Вильгельм предоставил ей полную свободу передвижения. Но она, возненавидев немцев за то, что они развязали войну против России, а значит и против ее сына Николая II, не покидала "Ай-Тодор" до тех пор, пока немцы не ушли из Крыма в ноябре 1918 г.

В апреле 1919 года английский король Георг V (сын сестры Марии Федоровны) предоставил в ее распоряжение дредноут "Мальборо", и 11 апреля вместе со своими ближайшими родственниками Мария Федоровна покинула Россию. Ей было тогда 72 года. Она прожила на русской земле более полувека.

Другие комнаты

Интересным декоративным решением отличаются ванные комнаты царской четы. Для оформления ванной комнаты Императора были приобретены голландские керамические плитки. Тонкий изящный рисунок пейзажей и жанровых сцен, изображенных на них, их светлый колорит великолепно сочетается с решением всей комнаты, отделанной светлым орехом. Ванная Императрицы была оформлена красным деревом, а на вставках из светлого клена были нанесены акварелью великолепные букеты цветов. Благодаря особой технике письма и лаку, покрывшему росписи, выполненные "капризной" акварелью, они сохранились до наших дней. Возрождая в стенах училища эту старинную, известную еще со времен Ренессанса, технику росписи акварелью по дереву, Месмахер в 1885 г. открывает такой класс. Его выпускница О.М. Бейдеман выполнила в такой технике 10 декоративных панно для этой ванной комнаты (сохранились четыре).

Коридор соединяет мужскую и женскую половины дома. Перегородка отделяет его от прихожей. Зеркальные стекла изготавливались в известной мастерской Эрнста Тодде. Его изделия, различные по форме, рисунку, цвету и технике исполнения украшали также дворец в Массандре. Были тут раньше витражи, оконные и дверные стекла с монограммами Александра III.

Перегородка и входная дверь коридора были оформлены двойным стеклом. В их переплеты были вмонтированы, кроме зеркальных, еще и 86 цветных стекол, что создавало радужное освещение. Такие цветовые эффекты станут главными в архитектуре модерна.

Через прозрачные стекла просматривается художественная отделка прихожей . дубовое резное обрамление зеркала и вешалка оригинальной формы с орнаментальным зеленовато-коричневым украшением, сделанным методом выжигания.

На вешалке все было предусмотрено: помимо крючков для верхней одежды — полка для головных уборов и для обуви, перекладина для тростей и зонтов с длинными ручками.

Коридор украшают крымские пейзажи художников М.А. Алисова и Г.П. Кондратенко.

Михаил Аександрович Алисов родился в 1859 году в Харькове, но последние годы его жизни прошли в Ялте, где он и скончался в 1933 году. В 1887-1888 годах он учился в Академии художеств. В 1900, 1902, 1903 годах состоялись его персональные выставки в его родном городе Харькове. В начале XX века он поселяется в Ялте. Здесь в 1914 году совместно с другими художниками организует Ялтинский художественный кружок, являясь его членом-учредителем. Он часто писал море, много раз в своих картинах возвращался к образу цветущего Крыма.

Чистотой красок, солнечностью отличаются пейзажи Гавриила Павловича Кондратенко (1854-1924). Еще будучи учеником Академии художеств по классу пейзажной живописи академика М.П. Клодта, он в начале 80-х годов посетил Крым. С тех пор, увлеченный красотой южной природы, художник ежегодно приезжал на Южный берег писать этюды. Современники считали, что самыми лучшими его работами были южные пейзажи, которые покоряли зрителей эффектностью лунного и солнечного освещения. Устраивая свои персональные выставки, он весь сбор от них отдавал на организацию полезных мероприятий. Так, средства с выставки его картин с изображением мест, связанных с М.Ю. Лермонтовым, пошли на сооружение памятника великому поэту, а с выставки его южных пейзажей средства были пожертвованы в пользу попечительного комитета о сестрах милосердия Красного Креста. Этот комитет был создан при активном участии самого художника. Увидев в один из своих приездов в Севастополь нищенку — бывшую сестру милосердия, Кондратенко рассказал об этом влиятельным лицам в Петербурге. И в 1882 году был создан комитет "Община св. Евгении". Когда в 1896 году в поисках средств "Община" приступила к выпуску иллюстрированных открыток, Кондратенко стал самым активным автором в их подготовке. Одна из лучших работ Кондратенко "Гурзуф" хранится в Государственной Третьяковской Галлерее.

По материалам сайта: http://poluostrov-krym.com