Почему в Старом городе нет ливневки

В 2014 году исполняется 50 лет переименованию в Тольятти маленького городка Ставрополя-на-Волге. «Площадь СВОБОДЫ» решила посвятить юбилею цикл статей об истории нашего края, в чем нам согласились помочь специалисты управления по делам архива мэрии г. о. Тольятти. Уникальность наших исследований в том, что мы обратились к ранее закрытому от СМИ источнику — документам из архива КПСС, которая курировала и направляла действия всех органов власти.

Начало своих исследований мы решили приурочить ко Дню строителя и посвятить ежегодно всплывающей после обильных дождей теме — ливневой канализации. Как известно, в Центральном районе города с этим большие проблемы. По этому вопросу ходит много домыслов, большинство из которых сводится к критике чиновников СССР — за неоправданную экономию денег и неспособность предвидеть развитие города.

— Дело в том, что во времена СССР экономика была плановой, и населенные пункты четко делились на категории по численности населения, — Рассказывает сотрудник Управления по делам архивов, кандидат исторических наук Дмитрий Янарчук. — В соответствии с этими категориями городу полагались разные «бонусы»: «ливневка», метро, определенное количество учебных заведений и так далее. Ливневая канализация предусматривалась для городов с численностью населения от 500 тысяч человек, так что чиновники не могли ничего изменить в этих регламентах.

По данным городского архива, в 1951-53 годах, когда Ставрополь переносили на место нынешнего Центрального района (в то время его называли новый город), численность Ставрополя по генплану 1951 года была в пределах 40 тысяч человек. Поэтому ни о каком строительстве ливневой канализации не могло быть и речи.

Численность населения Ставрополя к моменту затопления была 12 тысяч человек, так что по тем меркам город и так сильно разрастался — более чем втрое. Перенесенные из зоны затопления дома в количестве 772 хозяйств, ныне образуют частный сектор Центрального района. Еще 482 домов были раскиданы по селам вокруг нового места райцентра, в том числе по поселку Комсомольскому, который привязывался к речпорту.


В середине 50-х границы Ставрополя к моменту пуска ГЭС были в пределах улиц Мира (с южной стороны), Родины и Ленина (с западной и восточной сторон) и Мичурина (с северной). Далее, по мере строительства заводов Синтезкаучука, Волгоцеммаша, Транформатора (тогда — Завод ртутных выпрямителей) и остальных заводов промзоны, город быстро прирастал новым жилфондом который, надо отдать должное принципам экономики СССР, входил в смету заводов. То есть каждое предприятие строило для своих работников жилье и все объекты соцкультбыта. Заводы были основными объектами, к которым были притянуты жилье и остальное.

Первым заводом «нового города» стал Синтезкаучук. Приказ о начале его строительства был подписан еще в 49-м году, но начали возводить его только после перекрытия Волги, когда строители, а затем и монтажники поэтапно освобождались от возведения ГЭС. Под завод СК строилась нынешняя часть района, называемая Соцгород. Под химпредприятия возводили ТЭЦ, очистные сооружения, водопровод и канализацию, к которым подключили и жилфонд.

В начале 50-х в городе сделали систему очистных сооружений. Для нужд жителей Ставрополя набурили колодцев в общем количестве под 450 штук. Лишь с появлением многоквартирных домов (вокруг сегодняшнего административного центра Центрального района с памятником героям-землякам) к ним подвели воду.

В 1958 году при Хрущеве была принята весьма пафосная программа химизации народного хозяйства, предусматривавшая строительство более двухсот заводов по всему Союзу. Хотя, надо отдать должное руководству СССР, слова в то время с делами не расходились — и все эти заводы, в том числе Куйбышевазот и «Фосфор» были построены. Так Ставрополь стал городом большой химии. Это направление хотели развивать, построив здесь еще и шинный завод, чтобы собрать в одном месте цепочку «каучук — шины — ВАЗ». Но тут уже возмутилась местная власть, не пожелавшая усугублять и без того высокий уровень загрязнения воздуха, и шинный завод перенесли в Набережные Челны (сейчас это всем известная марка «Кама»). Впрочем, развитие химического направления района на этом не завершилось: в конце 70-х совместно с американцами здесь построили еще и ТоАЗ.

Генплан с расчетной численностью населения более 500 тысяч человек появился только в 1972 году, когда вовсю строился Автозаводский район, — для работников ВАЗа. В отличие от Центрального района, который был типовым, Автозаводский район сразу задумывался как образцовый, объект городского и промышленного туризма — естественно, со своей ливневкой. Центральный же так и остался без дорожного водоотвода.

Любопытно, что в затопленном Ставрополе была деревянная ливневка, построенная еще в XIX веке. Водоотводы были н адвух городских площадях.

Почти никто не вспоминает, что кроме Ставрополя из зоны затопления были перенесены и села. Их общее количество, согласно документам КПСС, 35. Общая площадь затопленных в районе земель сельхозназначения, с учетом стометровой зоны отчуждения от нового берега, 25,7 тысячи га. Любопытный исторический факт: один из проектов предполагал оставить Ставрополь на прежнем месте, обнеся его дамбой.

Но проект оказался очень дорогим — перенос оказался значительно дешевле, поэтому на нем и остановились. Уважаемые читатели! Вы можете предложить темы для исследования истории нашего города и края. Звоните, пишите, предлагайте! Тел. редакции (8482) 51-04-26.

Евгений Халилов, Площадь СВОБОДЫ

Фото Управления по делам архива мэрии г. о. Тольятти. На снимках 1957 год. Строительство первых жилых домов в Ставрополе, ныне Центральный район. Фотограф Владимир Шашенко

По материалам сайта: http://e-halilov.livejournal.com