Joseph Paxton / Джозеф Пэкстон


Джозеф Пэкстон родился в большой фермерской семье в Бедфордшире (Bedfordshire), Англия. Вскоре после окончания школы работал простым садовником у сквайра (помещика) в соседней деревне. Очевидно, именно здесь он получил хорошие практические знания, которые ему посчастливилось продемонстрировать в дальнейшем, работая в садах Королевского Садоводческого общества в Чизвике (Chiswick House). Его первым учителем стал садовник Королевского Садоводческого общества, занимающийся благоустройством территории вокруг Chiswick House, а вскоре и сам владелец поместья - Герцог Девонширский - предложил Пэкстону должность главного садовника в своей пышной резиденции Чатсуорт-хаус (Chatsworth House). Это предложение стало началом удивительно плодотворного партнерства, и вскоре из простого садовника Пэкстон превратился в личного помощника, агента и компаньона Герцога.

Когда Пэкстон прибыл в Чатсуорт, архитектурными работами здесь руководил известный английский зодчий Джеффри Вьятвилль (Jeffrey Wyatville), но облик садов был далек от сложившегося стиля XVIII века – времени каскадов, павильонов Томаса Арчера (Thomas Archer) и парков Ланселота Брауна (Lancelot Brown). Пэкстон незамедлительно и с энтузиазмом приступил к работе. Он оставался в Чатсуорте до самой смерти Герцога в 1858 году. За два десятилетия имение превратилось в родной дом и для садовника. После выставки 1851 года, когда он был удостоен рыцарского звания, Пэкстон стал чем-то вроде национального достояния, и помимо Чатсуорта у него появилось много других обязанностей – например, он оставался членом Парламента с 1854 года вплоть до самой смерти.

Работа в Чатсуорте представляла собой последовательную программу посадок, инженерных решений и архитектурных планов. Он работал с элементами и дизайном сада, которые были там к моменту его появления. Так, например, был сохранен и частично расширен водный каскад. На холме к востоку от дома Пэкстон построил акведук с арками из каменных блоков и водопадом, который стремится в сад с декоративными каменными горками. Он также обеспечил водой и достаточным напором систему фонтанов в саду с южной стороны владения - Фонтан Морской Конек рядом с домом и Фонтан Император, названный так в честь визита русского царя в 1844 году. В то время, при высоте в 27 м, Фонтан Император считался самым высоким в мире.

Перед тем как приступить к строительству водных источников, Пэкстон провел серьезную подготовительную работу: разработал схему посадок, создал дендрарий и сосновый питомник. Он усовершенствовал технику возведения оранжерей: в 1836-1840 гг. в Чатсуорте он построил две оранжереи, которые и принесли ему известность. Одна из них - Великая Оранжерея, или, Зимний Сад была по тем временам самым большим стеклянным зданием в мире, обогрев растений обеспечивали восемь котлов и 11 километров труб. Оранжерея пережила Первую Мировую Войну, но в 1923 году была разобрана по экономическим соображениям. Несколькими годами позже другая меньшая по размерам оранжерея была построена для демонстрации уникального водного растения – экзотической гигантской водной лилии Виктории Амазонской (Victoria amazonica).

Дом Лилии также не сохранился, но дизайн этой оранжереи в дальнейшем прослеживался в постройке, которая появилась на Всемирной Выставке: оригинальная структура - закрытый каркас из чугуна и стекла. Здание делилось на три этажа галерей с плоскими кровлями, с центральным трансептом, перекрытым сводом. Идея Пэкстона использовать модульные конструкции позволяла за короткий срок разобрать строение. Частично элементы оранжереи сохранились в Чатсуорте. Точно такую же технику Пэкстон использовал в строительстве теплиц для выращивания камелий в Зале Сомерлейтон-Холл (Somerleyton Hall) в Суффолке для своего друга Сэра Мортона Пето (Morton Peto).


В 1843 году Пэкстон спланировал Парк Беркенхед (Birkenhead Park) в Ливерпуле, первый городской парк со свободным доступом для горожан. Территория в 40 га была заболочена и не поражала какими-либо достопримечательностями. Что, соответственно, и спровоцировало фантазию Пэкстона на совмещение в работе инженерного таланта и оригинального дизайна. Была построена дренажная система, а на востоке и западе Парка разбиты два оригинальные по форме озера с островами. Грунт и насыпные горки, появившиеся после выемки земли на месте озер, были использованы под посадки и каменистые сады. Появилась интересная система тропинок, а на одном из озер был построен Лодочный домик.

Джозеф Пэкстон привнёс в мир садоводства динамизм, чувство масштаба и инженерные умения, которые во многом определяли английский архитектурный стиль в викторианскую эпоху. Во времена, когда профессия ландшафтного дизайнера переживала период подъема, когда опыт и мастерство Пэкстона были востребованы и признаны, этот талантливый архитектор был главной фигурой на сцене, демонстрирующей свои лучшие достижения: Чатсуорт и Беркенхед. Знаменитости ему добавила и постройка из стекла из железа для Всемирной выставки в Гайд-Парке (Hyde Park) в 1851 году, позднее появившаяся в Сиднеме (Sydenham) и более известная как "Хрустальный Дворец". Пэкстон также был редактором популярного журнала "The Gardeners' Chronicle", архитектором одного из красивейших особняков Ментмор Тауерс (Mentmore Towers) в Букингхемшире, членом Парламента и железнодорожным магнатом.

Михаил Щеглов, Юлия Полякова

Сады и парки, в создании которых участвовал Джозеф Пэкстон:

Birkenhead Park, Merseyside;

Рекомендуем ознакомится: http://www.gardener.ru