Заболотников Анатолий Анатольевич

Белый дом с желтыми стенами

БЕЛЫЙ ДОМ С ЖЕЛТЫМИ СТЕНАМИ

Глава 1

Домик этот был не совсем обычным феноменом и до того, как с него лет. назад сняли старую вывеску.

Постройки он был конечно дореволюционной, как и все другие дома, что располагались в этих пригодных для жизни местах, еще лет двадцать назад считавшихся глухой окраиной Инска.

Странен он, конечно, был не своей вывеской. С улицы ее и не было даже видно. Рассказывают просто, что во времена потеплений прежднее начальство Дома, прихватив с собой решения трудового коллектива и по паре чемоданов с образцами. местной промышленности, совершало вояжи в Центр и выбивало довольно солидные суммы и фонды на его реконструкцию. Потом, и здесь-то эти странности и начинались, все эти фонды как в бездонную бочку ухлопывались на. покраску этих. необычных стен дома. К концу ремонта завхозы да и многие другие из руководства были готовы чуть ли не клиентами этого заведения стать, настолько их поражали невероятные свойства этих стен. Каким бы толстым слоем самой устойчивой и непроницаемой краски не покрывали их маляры, буквально через неделю-другую из-под нее начинала проступать старая ядовито-желтая. И так повторялось до тех пор, пока все средства, выделенные на ремонт, не уходили целиком на борьбу с нею.

- Вот же умели раньше краску делать!- зло восхищались маляры, наблюдая как плоды их творения прямо на глазах таяли под напором прошлого. После последней попытки у них даже не хватало смелости требовать окончательный расчет с завхоза и, втихую собрав инструмент они гуськом исчезали через щель в бетонном заборе.


Спустя еще некоторое время сведения о необычных свойствах стен доходили до вышестоящих инстанций, и после наездов представительных и компетентных комиссий начальство Дома с треском загонялось в какую-нибудь самую забитую шаражку столичной окраины. Говорят также, что после второй такой реконструкции завхоз и впрямь добровольно постригся в клиенты Дома.

Третий начальник тоже попытался, почуяв теплые веяния, совершить вояж, но вернулся лишь со своим расстроенным видом. А точнее же, той суммы, что ему сочли возможным выделить, едва хватило бы лишь на то, чтобы сменить старую, выцвевшую вывеску, что он и решил сделать. Но вот уже года два над парадным входом тоскливо продолжал выцветать под солцем ядовито-желтый квадрат, резко выделявшийся на фоне сильно поблекшей и обесцветившейся волшебной краски стен. В этом тоже была ее особенность. Она желтела и наливалась ядовитым соком лишь когда ее пытались закрасить. Но это мало что меняло. Весь внешний мир продолжал считать его Желтым Домом. даже когда после снятия старой вывески среди обитателей самого дома прочно укрепилось иное название своей обители.

Для них это был уже Белый Дом. Думается и любой бы с ними согласился, имей он возможность быть представленным хотя бы некоторым из его обитателей или завсегдатаев. Что бы вы сами сказали, если бы в коридоре вам довелось столкнуться с родным братом Рейгана, или двумя другими Президентами США, которые после их визитов в нашу страну были ловко подменены КГБ на двойников, и теперь содержались здесь как своего рода заложники на случай возникновения угрозы ядерного конфликта?

По количеству личностей среди обитателей, а уж тем более по их статусу Дом мог дать сто очков вперед любому санаторию

ЦК, что и было одним из ярких показателей необычности перемен в стране. И скорее как знак поддержки и одобрения переменам высокопоставленные обитатели и заключили негласное соглашение о переименовании своего приюта. Выбор конечно был не случаен и здесь большую роль сыграло преобладание проамерикански настроенных клиентов, которых успели вокруг себя сплотить два экс-президента США. Им, сумевшим в свое время убедить большую половину населения Америки, это удалось с большим успехом, чем

Семену Машконову, не потерявшему еще веру и в доморощенные таланты.

Но главным проколом предвыборной что ли программы Семена, с которым в душе многие и были согласны, было то, что его здесь не считали за своего. Для всех он был здесь залетной и залетной по ошибке пташкой. И как не поражался потом Семен их провидческим способностям, они оказались правы.

Попал он сюда лишь за то, что всю жизнь со школы был твердо убежден, что в этой жизни нет ничего невозможного, и что наши умельцы-таланты способны сотворить что угодно, не говоря уж о вечных двигателях. И в этом его так и не смогли переубедить ни члены многочисленных Ученых Советов, ни обслуживающий персонал этой обители гениев. И даже здешние его коллеги, знавшие но умалчивавшие пределы своих возможностей, не разделяли его неудержимый оптимизм.

- Человечество, не говоря уж о нашем народе, еще не доросло до этого, как вы не понимаете?- говорил ему во время их прогулок по коридору ближайший друг дяди Рейгана, создатель целого направления в астрономии механик Серпаков. Сам он простил человечеству его отсталость и неспособность понять его теорию, поскольку она была настолько прогрессивна и глобальна, что даже сам он многие ее разделы только понимал, но не мог пересказать нашим обычным языком. В нем не было и десятой части тех слов и понятий, в которых излагалась эта теория в голове Серпакова.Мы должны ждать и бережно хранить эти сокровища в своих головах для потомков, у которых будут средства для того, чтобы понять нас. Понимаете?

Во многом Семен был с ним согласен, но даже сам не ожидал, когда оказалось, что человечество наше настолько не способно еще понять его собственных идей, что отказалось даже сохранять их для потомков в лице Семена и выдворило его из. Белого Дома.

Он не представлял, что было бы, если бы его мировоззрение не было таким оптимистичным по своей сути. Вряд бы кто другой из его коллег перенес такое пренебрежение к своей личности.

Семен же, закрыв за собой тяжелую дубовую дверь Белого Дома и взглянув напоследок на ядовито-желтый квадрат над нею, тяжело вздохнул но тут же, широко улыбнувшись осеннему солнцу, изрек:

- А все таки мое время наконец-то пришло!

И сделав на прощание известный всем обитателям Дома жест, бывший своего рода приветственным знаком гениев, позволявшим им отличать своих среди окружающей их посредственности, он с довольным видом пошел навстречу возвращающейся к нему жизни.

Глава 2

Если кто думает, что пребывая среди размышляющих о вечном гениев, он не следил за течением обыденной жизни, тот ошибается. Она была единственным полигоном для осуществления его замыслов и он из всех доступных источников собирал по крупицам информацию о новых веяниях в мире простых людей.

А там происходило все так, как он и предполагал, поэтому и планы его совсем не изменились.

Забежав по дороге в парикмахерскую и приведя свой внешний вид в благоухающий Шипром порядок он сразу же направился в свой райисполком.

В знакомом уже ему кабинете на том же самом шатающемся стуле сидел новый совершенно юрист, что и являлось одним из первых подтверждений необратимости происходивших здесь перемен.

- Поздравляю Вас и ваше место. Да, да, это очень важно. с новым назначением. Очень рад с вами познакомиться. Но не буду вас долго отвлекать по столь пустяковым делам. Перед вами сейчас глобальные задачи. -радостно и оживленно говорил он этой миловидной с умными глазками девушке,- Мне бы всего лишь основать так сказать предприятие. Я понимаю, что без этих формальностей нельзя и придется вас отвлечь, но дело не терпит отлагательств. И только поскольку оно имеет особую важность для государства, необходимо и облечь его в данный статус, придать ему государственную форму предприятия. Я хочу быть уважаемым налогоплательщиком, а поскольку рентабельность моего предприятия будет весьма высокой.

- А чем же оно будет заниматься?- ужасно округленно произнесла она это слово ОНО.

- Понимаете, заниматься-то собственно буду я сам всем.

Предприятие мне нужно, чтобы главным образом осуществлять процесс выплаты налогов и взносов в разные фонды и прочее.

Нет, мне конечно понадобятся и обширные торговые площади, и большой автопарк грузовых. небольших таких машин.

- А чем торговать?- спросила она.

- Видите ли, я бы мог и вообще не торговать, а просто поставлять все необходимое нуждающимся в нем, но. это бы была в нынешних условиях. ну нездоровая конкуренция с моей стороны государственной торговле, понимаете. - откинувшись на спинку стула объяснял он ей популярно.- А торговать всем, то есть товарами для жизни. людей. Предложение неограничено!

- Массового спроса?- уточнила она.

- Я бы так не сказал. На многие эти товары и спроса то пока нет. Люди просто и не знают, что такие товары существуют.

Но без этих товаров жить в этих новых условиях просто немыслимо. А победить старика Мальтуса тем более.

С девушкой похоже что-то случилось. У нее или голова, или зуб разболелись и она стала немного отвлекаться от темы их беседы.

- Так вы что ли представитель западной фирмы какой?- Да нет. Я считаю, мы должны все сами поднимать. Мозгов и золотых рук у нас в стране, да в том же нашем одном доме. начал было он, но осекся на полуслове,- Но пока промышленность эти год-другой будет осваивать новый ассортимент, я буду компенсировать недостаток в нем.

По материалам сайта: http://www.kuchaknig.ru