«В моем доме не видно стены…»

Автор: Алина Казачихина

Опубликовано: Ср, 13 Сентябрь 2006 11:48:43

статьи

Зачем люди возводят стены? Чтобы защитить или защититься, чтобы отгородиться от опасности, чтобы… Я думаю, ясно. Правда, у стен есть и другая функция – память (взять хотя бы Стену плача в Иерусалиме), а для памяти не важна ни высота, ни прочность сооружения. Главное - та цель, ради которой стену возводили.

Но иногда бывает иначе: люди возводят стену ради памяти, а на деле получается, что ради защиты от того самого, что еще недавно должно было быть монументально помянуто.

Не правда ли, гордо звучит – Стена памяти Цоя? Когда в августе 2003-го года во всех, даже общероссийских, газетах написали, что в Челябинске откроют четвертую после Москвы, Санкт–Петербурга и Минска Стену памяти легендарного певца, многие решили: нам есть чем гордиться. Конечно, вопрос о том, что является лучшей данью уважения талантливому человеку: знание его творчества, скорбь по его утрате, попытки понять или возведение монументов – весьма спорный. Однако лучше спорить о том, что есть, чем о том, чего не существует. Спустя некоторое время после того как идея обрела воплощение, стало похоже, что это стена ОТ Цоя, а не для него.

Итак, инициативная группа молодых людей бьется, ищет место, устраивает в честь открытия памятника концерт при участии Алексея Рыбина, бывшего участника группы «Кино». Но вот незадача: для Стены Цоя есть только одно подходящее место: трансформаторная будка возле Центра Делового Сотрудничества. Что же местечко-то очень напоминает кочегарку… Мусорные баки, будка, скромная мемориальная доска – в этом есть определенный шик. Ожидания оправдались: поклонников не смутило ни место, ни лужа прямо перед стеной. Песни спеты, Виктор Робертович помянут. Чего же больше?

Но время идет. Декорации меняются, район вокруг сСены Цоя обустроился и оброс мощными и современными офисными центрами. И не самая чистая и презентабельная трансформаторная будка была закрашена по причине несовместимости ее неформатного вида с новым городским пейзажем. Так что Стена памяти Цоя должна была встретить 15-ое сентября незамутненной не только признанием поклонников в любви, но и лишенной даже мемориальной доски.


Но как бы не так: в день памяти люди пришли к Стене и начали ее, так сказать, с чистого листа. Ведь наша память не зависит ни от стен, ни от властей.

Нужны ли какие-то выводы? Я думаю, нет. И так все ясно. Вопрос в другом. Когда в Москве снесли Стену Цоя, ее сменил экстравагантный памятник легенды на мотоцикле. Может, и наши власти установят такой в Челябинске. Как будто бы должок, уважаемые!

Участники концерта в честь открытия Стены Цоя (2003 г.) о том, что они думают по поводу сложившейся ситуации:

Алексей Рыбин, участник классического состава группы «Кино»:

Я спокойно отношусь к такой ситуации. Я не сторонник писания на стенах, каких бы то ни было. Мне не кажется, что это как-то оскорбляет память Цоя. Я не вижу вообще смысла в каких-то стенах. Это не очень красиво выглядит, на самом деле. Это трогает только фанатов, тех, кто знает и любит того или иного артиста. Но надо же учитывать, что в городе живет много людей, которые не являются поклонниками этого музыканта, и не всем им приятно смотреть на разрисованные стены. А для выражения народной любви есть другие места: газеты, журналы, клубы…

Александр Самойленко, лидер группы «Томас»:

Мое мнение неоднозначно. С одной стороны, я считаю, что дело нормальное и нужное. А с другой стороны, может, это и не было так необходимо. Сами видите, что получилось. Место для Стены – трансформаторная будка - оставляет неприятный осадок. Да и заездили эту тему, ведь дело не в стенах и памятниках. Нет смысла в постаментах, если есть лучшая память – песни Виктора Цоя. Чего уж больше?

Влад Левандовский, лидер группы «Система»:

Сама идея со Стеной достаточно положительная, потому что на музыке и песнях Виктора Цоя выросло не одно поколение людей, нашедших в них что-то свое сокровенное. Так что, хотя бы за это нужно иметь к этому человеку уважение и нельзя оставлять его память без внимания. Это нормальная практика во всех цивилизованных странах. К примеру, во Франции есть студия имени Джона Леннона (где, кстати, «Система» записывала свой сингл). А Цой-то вообще свой. Но та Стена, которая получилась, это, конечно, не серьезно. Нужно найти какое-то более уютное место, которое никому не пришло бы в голову превращать в территорию распития пива и, простите, отхожее место. Может быть, не памятник, как в Москве, ставить, потому что это дорого, но хотя бы мемориальную доску с парой-тройкой скамеек – вполне посильно для бюджета города.

Гарри Ананасов, музыкант:

Нужна ли Стена Цоя в Челябинске? Я – только за! Молодежь ведь должна во что-то верить, кроме всевластия «зеленой бумажки». Если песни Цоя живы, если их кто-нибудь слушает, значит, не все потеряно. На Арбате на Стене Цоя я как-то заметил надпись, буквально следующего содержания: «Витя, смерти нет. Встретимся после концерта. Б.Г.». Почему бы приезжающим к нам артистам не оставлять свои надписи на этой стене? Пусть и у нас будет подобный же неформальный памятник!

По материалам сайта: http://un.csu.ru