Краски добра

Православие.Ru / Интернет-журнал. 1 октября 2015 г.

Недавно в редакцию пришло письмо, которое мы не смогли оставить без внимания: столько оптимизма, жизнелюбия и решимости в нем было. Нам написала Галина Янюк – 20-летняя студентка, которая за два года учебы в столице смогла организовать проект по росписи стен в детской больнице «Краски добра» и несколько благотворительных мероприятий. О том, легко ли собрать на доброе дело деньги в социальных сетях, сколько лет от детской мечты до ее осуществления, как работается по ночам и бывает ли случайной встреча с епископом, – наш разговор с Галей.

Окна с видом на морг

Галя, вы написали, что в детскую больницу с красками и кисточками вас привела детская мечта. Что за мечта?

– Всё началось с того, как в 13 лет я попала в провинциальную больницу с подозрением на аппендицит. Я жила в городе Стерлитамак, это город химической промышленности, там всего 280 тысяч населения и одно детское хирургическое отделение на весь город.

Отделение на 50 коек, в котором лежат дети с аппендицитами, грыжами, травмами, а этажом ниже – реанимация. И хотя мы сдружились с девочками, которые там лежали, вместе гуляли, но находиться в больнице нам было очень тяжело. Кроме меня в палате лежал мальчик десяти лет и девочка трех лет – оба с переломами: впечатления не из приятных, мне было очень страшно!

И вот представьте себе: серо-коричневая фанера, лампочка под потолком, «пейзаж» за окном без занавесок…


Мы лежали на втором этаже, и наши окна выходили на морг. А вдалеке виднелся пивзавод, молокозавод и наши горы Шиханы. И занавесок не было. Стены отделения обшарпаны, штукатурка отвалилась… Светильника нет, с потолка просто свисала лампочка. Между палатами было стекло, которое решили почему-то забить фанерой. И вот представьте себе: серо-коричневая фанера, лампочка под потолком, «пейзаж» за окном без занавесок… Правда, спустя два года мой племянник попал с травмой в эту больницу, и там было уютно, всё отремонтировали, покрасили.

Именно находясь в больнице, я сказала своей соседке Маше из другой палаты: «А представь, если бы стены были красочными, как было бы приятно на них смотреть». Выписываясь, я нарисовала простым карандашом котика – с собой не было ни цветных карандашей, ни фломастеров. Тогда я не знала, что стены можно расписывать акриловыми красками, покрывать лаком.

Приехав в Москву, я стала активно заниматься волонтерской деятельностью. Я начала с того, что во время первой сессии самостоятельно организовала Рождественский концерт в НИИ НДХиТ доктора Рошаля.

Обычно организаторами выступают люди с опытом. Вам не было и 20. Как на вас смотрели?

– Конечно, я сама на вид еще ребенок, мне тяжело: прихожу, и меня воспринимают как девочку. Но здесь мне дали добро: с помощью социальной сети я нашла детскую музыкальную школу в Алтуфьево, организовала концерт: дети со скрипками, с баяном, другими народными инструментами пришли, пели в народных костюмах. Потом на свои деньги купила им большие шоколадки, педагогам – букеты цветов: я поняла, что обязательно нужно людей, особенно деток, благодарить.

Еще через полгода, летом, я организовала концерт ко Дню защиты детей. На этот раз нашла театральный коллектив.

Как вы подобрались к своей мечте – росписи стен в больнице?

– Постепенно. Сначала нашла в группе Морозовской больницы объявление о том, что нужны волонтеры в Филатовскую больницу для росписи стен в отделении травматологии. Это было в конце декабря, во время сессии: утром сдавала зачеты и потом ехала расписывать вместе с другими волонтерами. Мне удалось принять участие в росписи игровой комнаты и двух палат.

Мне было 19 лет, и я подумала: почему бы не создать самой нечто подобное? Для начала поднялась в соседнее отделение к заведующему. Он сказал: «Если хочешь, лучше помоги нашему храму – отреставрируй фрески». Но какой из меня профессионал? У меня нет права на такую работу…

Хотела организовать роспись в больнице Рошаля, но там маленькие пациенты и так находятся в европейских условиях, там красивые стены, новая мебель. Следующей попыткой была РДКБ: но в этой больнице и так очень развито волонтерское движение, много людей, много инициатив…

Я оказалась в больнице святого Владимира. Эта больница уникальна

И наконец в феврале я случайно оказалась в больнице святого Владимира. Мне очень понравилось, что она названа в честь святого. Это одна из старейших больниц, очень масштабная, ей в этом году исполняется 140 лет. Я позже узнала, что изначально она была создана меценатом на собственные средства как больница для бедных, там лечили бесплатно, и по сей день в больнице оказывается помощь детям бесплатно.

Самое парадоксальное, я шла по коридору и понимала, что эта больница чем-то похожа на ту, в которой я лежала: однотонные скучные стены, стеклянные «окна», выходящие из палат в коридор… Правда, не было фанеры, и больница впечатляет масштабностью территории… Конечно же, ремонт здесь намного лучше, чем был тогда в провинции. Радует то, что в Стерлитамаке тоже сделали с тех времен ремонт. Думаю там тоже расписать красочно стены, предложить идею детям из художественной школы.

В больницу святого Владимира вы пришли сами, не через знакомых?

– Пришла сама; правда, был момент, который подтолкнул меня… Но не об этом сейчас. Больница уникальна тем, что в ее стенах располагается самое лучшее в России отделение челюстно-лицевой хирургии, проводят операции деткам со всей страны. Также здесь располагается Центр детского диализа, в котором оказывают помощь больным с острой и хронической почечной недостаточностью. Ежегодно за госпитализацией в больницу обращается около 20 тысяч человек, более 100 человек проходят ежедневно через приемное хирургическое отделение. Вообще мне очень нравится это учреждение, нравится, как здесь относятся к маленьким пациентам.

Я начала с того, что купила гуашь, кисти и пошла на кафедру педиатрии. Мне разрешили приходить в отделение и рисовать вместе с детьми – там лежали маленькие пациенты с астмой, с аллергиями. Я рассказала о своей деятельности: организованных концертах, росписи. И мне дали добро на роспись столовой и игровой комнаты!

Я понимала: если пообещала, то должна искать средства и волонтеров. Эта мысль не покидала меня…

Однажды, приехав из больницы, решила почитать новости во «ВКонтакте» и чудом вышла на девушку, которая неделю назад с друзьями расписала в одном из отделений коридор! Я предложила им помочь мне, тем более что у них оставались краски и средства. Уже через сутки мы приступили к росписи: в столовой появились герои из «Простоквашино», в игровой – из «Винни-Пуха». Это всё произошло за три дня, мгновенно!

Почему обязательно это делать самой, а не присоединяться к другим?

– Я такой человек, который горел желанием самостоятельно договариваться, искать средства, предлагать свои идеи, заниматься поиском волонтеров и воплотить проект в жизнь! Есть проекты по росписи детских больниц и интернатов, но там спонсорами выступают фонды, организации либо учреждение само выделяет средства на художественные материалы. У меня же всё наоборот: всё делается своими силами.

Сбор средств во «ВКонтакте» почти ни к чему не привел: всего пожертвовали 4900 рублей, чего едва хватило бы даже на одно помещение. Люди боятся, что их обманут, потому что интернет – благотворная среда для разного рода мошенников. Но у меня всё чисто, я постоянно выкладываю фотографии росписи. И мне чужие деньги не нужны.

Я начала обращаться за информационной поддержкой к известным личностям. Помогли, например, Владимир Строжук – телеведущий с МУЗ-ТВ, олимпийская чемпионка по фигурному катанию Екатерина Боброва, певица Корнелия Манго, теннисистка и певица Надежда Гуськова…

А потом произошло еще одно чудо. На меня вышел один человек, он сразу написал: «Галина, можно я буду помогать финансово? А Вы просто будете выкладывать свои работы и результат – радостных детей! Но я прошу: останусь за кадром, обо мне будете знать лишь Вы». Это было в пятницу, а в понедельник он перевел средства. Благодаря этому человеку всё стало возможно: так появился мой проект «Краски добра», который будет развиваться и радовать детишек.

«Мама, а эта тетя не ослепла?»

В Морозовской больнице придумывают своих персонажей, говорят, что герои мультиков всем порядком надоели…

– В том, чтобы придумывать своих персонажей для росписи, есть свои плюсы и минусы – я поняла это уже на своем опыте. Это красиво, оригинально, но, с другой стороны, когда художник рисует свою концепцию, она ясна только ему: приходят детки, и каждый начинает «пытать» своих родителей, а что это такое. Детей в помещении много, и каждая мама или папа пробует что-то свое рассказать ребенку о нарисованных героях.

Что вы уже успели разрисовать?

– В пульмонологии – игровую комнату и столовую, а в приемном хирургическом отделении – коридор, комнату ожидания для экстренных больных, два экстренных бокса, плановый бокс, комнату ожидания для плановых пациентов, травматологический бокс, комнату ожидания для детишек с травмами.

Комната ожидания – очень важное помещение: здесь впервые доктор осматривает ребенка, которого привезла «Скорая помощь»

Вообще комната ожидания – очень важное помещение: здесь впервые доктор осматривает ребенка, которого привезла «Скорая помощь» или он самостоятельно с родителями приехал за экстренной помощью. Конечно, дети испуганные, начинают плакать, капризничать… Родители тоже не всегда в настроении: кому приятно, когда с их ребенком что-то произошло. Поэтому мне так хотелось эти помещения расписать: чтобы не было так страшно детям!

В первом экстренном боксе нарисовали зайца и волка из мультика «Ну, погоди!», а во втором – Карлсона. В комнате ожидания детишек встречает веселый кот Леопольд с мышками, а в плановом боксе, куда детишки приходят в будние дни ложиться на плановые операции, – слоник и жираф. В коридоре на детей смотрят Колобок, заяц, лисичка, крокодил Гена и Чебурашка.

Конечно, устаешь. Но это захватывает, я не могу остановиться! Хорошо, когда помогают волонтеры-единомышленники

Бывает, что я рисую ночью, потому что поток детей 24 часа в сутки, но ночью поменьше. Спасибо большое докторам и медсестрам, которые разрешают рисовать ночами. Однажды рисовала с пятницы на субботу, на следующий день – до 10 вечера, уехала домой ночевать, а в воскресенье снова работала до 8 вечера, а утром на учебу. На одну дорогу уходит три часа! Конечно, устаешь. Но это захватывает, я не могу остановиться! Хорошо, когда помогают волонтеры-единомышленники.

Однажды мы ночью расписывали коридор, и в приемное отделение поступила девочка лет трех-четырех вместе с мамой. Мама показывала ей: «Смотри, как тетя рисует ежика. Смотри, как тетя рисует травку. Смотри, как тетя рисует реку». А один ребенок, узнав, что я рисовала всю ночь, спросил у мамы: «А эта тетя не ослепла?» Мы видели непосредственную реакцию детей! Это очень подпитывает, сразу такой прилив сил ощущаешь. Когда видишь интерес и улыбки детей, понимаешь, что для этого стоит жить и творить добро.

Кто приходит вам помогать? Профессиональные художники?

– Нет. Приходят люди самых разных профессий: архитектор, дизайнер, мультипликатор, есть также экономисты, юристы, помогала даже продюсер одного из телеканалов, педагог английского языка, а одна художница работает в турфирме. Все разные! Средний возраст волонтеров, наверное, 25 лет. В приемном отделении обычно рисую либо одна, либо еще два-три человека со мной, чтобы не мешать врачам.

Вы ждете новых волонтеров?

– Конечно! Если бы я нашла человека, на которого могла положиться, который мог бы контролировать процесс, я бы могла переключиться на другие отделения. Я понимаю, что, будучи инициатором этого дела, несу полную ответственность за результат, поэтому сейчас всё контролирую сама, весь процесс: начиная от эскиза и заканчивая картинкой.

Все положительно реагируют на рисунки?

– Некоторые медсестры подходят и просят сделать роспись у них в отделениях. А на днях молодая медсестра помогала мне рисовать серого волка, зайца. Но мнения расходятся: кто-то считает, что это не нужно. Я понимаю, что всем невозможно угодить: одному понравится, другому нет. Тут нужен компромисс. Господь видит, что я всей душой, всем сердцем стараюсь!

Вы росли в верующей семье?

– У нас обычная светская семья, мы могли с мамой раз в месяц зайти в церковь. А тут, при больнице святого Владимира, есть храм Живоначальной Троицы, куда я очень хотела попасть. При храме есть волонтерская группа, и вообще мне очень понравилось там отношение к людям. Например, рядом с храмом стоит шатер, где можно поиграть в настольный теннис, ракетки можно взять в храме, а на дверях висит объявление: «После игры, пожалуйста, верните ракетки на место».

И, конечно, я хотела получить благословение священника на свое дело, но не могла: когда слышала колокольный звон, зовущий к службе, у меня просто не было сил туда дойти. Ну не было! Я же постоянно рисую.

А в день Крещения Руси, в июле, чудом попала: волонтер Наташа, которая рисовала вместе со мной, пошла туда на службу и прислала мне сообщение: «Там владыка!» Ну, владыка и владыка. Я как-то не придала этому значения, потому что даже не понимала, кто это. Наташа прибегает в отделение: «Галя, служба подходит к концу, там сегодня служил владыка Пантелеимон!» Шел ливень сильный, а я рисовала в гимнастических балетках, в шортах, футболке, халате… Тогда я подвязала халат как юбку, не переодеваясь, взяла у Наташи платок и побежала в храм. Пришла, встала на ступеньках и жду. Вышел владыка Пантелеимон. Я рассказала ему, что рисую в детской больнице, попросила его благословения. Он поинтересовался, где я учусь, из каких мультиков мои персонажи, – владыка оказался очень хорошим человеком. Я не ожидала такого внимания!

Вот ведь какое “совпадение”: пришла в последний момент в храм и получила благословение владыки Пантелеимона!

Ушла из храма окрыленная, потому что поняла: у моего дела есть такое начало духовное – значит, я должна этим заниматься. И действительно, какое «совпадение»: пришла в последний момент в храм и получила благословение. Хочу написать владыке, прислать ему фотографии наших работ.

Я только сейчас задумалась: из той моей больницы в Стерлитамаке я выписалась ровно 8 лет назад, 4 сентября, в день нашей с вами встречи. И, наверное, это тоже «совпадение»!

У вас уже есть идеи на будущее?

– У меня созревает идея найти коллектив и снова организовать концерт, но уже в стенах больницы святого Владимира. Может, меня поддержат в родном Московском государственном институте культуре? У нас обучаются талантливые актеры, хореографы, музыканты… Буду верить, что всё получится.

Знаете, я с детства люблю Вивальди, и однажды прочла у него такие слова. Когда у него спросили, как он создает музыку, где черпает вдохновение, силы, он сказал: «Если Господь мне дает этот талант, я должен писать музыку и не останавливаться, а делать всё лучше и лучше». Когда я это прочитала, у меня отлегло от сердца: бывает и мне тяжело, но раз так сложилось, что есть люди, готовые помогать – волонтеры, спонсоры, – раз у меня появляются идеи и есть силы их воплощать в жизнь, надо это делать. И нельзя останавливаться!

По материалам сайта: http://www.pravoslavie.ru