Как пелось в одной эстрадной песенке: «Три четверти планеты - моря и океаны. », но и остальная поверхность суши местами покрыта пресными водами. Конечно, никто не станет спорить, что подводное кладоис-кательство - занятие перспективное, но вот что говорят на этот счет некоторые факты: один дотошный маринист подсчитал, что если поднять со дна океанов все затонувшие суда, то цепочка их смогла бы дважды опоясать земной шар по экватору.

Весьма интересные и, в то же время, трагические данные сообщило в конце 1973 года английское классификационное общество - Регистр судоходства Ллойда. Статистика этого общества дает картину гибели морских торговых и рыболовных судов вместимостью не менее 100 регистровых тонн водоизмещения каждое. В канун 1974 года в книгах Регистра числилось около 60000 судов всех флагов мира. Общий тоннаж этой армады достигает 300 миллионов тонн.

Причем возраст компании Ллойда не так велик по сравнению с историей мореплавания. Сколько есть на свете корабельных кладбищ? Кое-что можно подсчитать и подсчитано: созданы карты и атласы мест гибели кораблей. Некоторые местности имеют очень широкую и недобрую славу.

Район мыса Гаттерас, воды, омывающие Багамские и Бермудские острова, бухта Виго в Испании и залив Зейдер-Зе в Голландии - все эти и многие другие территории океанского дна могут быть с полным основанием названы кладбищами судов, в стало быть, подводными клондайками или эльдорадо. В самом деле, как утверждает один из наиболее известных морских кладоискателей, американец Гарри Ризенберг, автор нашумевшей в свое время книги «600 миллиардов под водой», именно на эту сумму (разумеется, в долларах) океан «позаимствовал» у человека золота, серебра и других драгоценностей.

Для пущей убедительности посмотрите на карту одного из тысяч участков, называемых «корабельными кладбищами» - это район мыса Гаттерас, где вход в залив закрывает узкая длинная коса.

Не каждая гавань имеет подобные губительные ловушки, но возле всякой гавани, которые часто посещают морские суда, обязательно на дне лежат разрушенные и почти не сохранившиеся, засыпанные многометровой толщей песка или обросшие кораллами корабельные остовы, хранящие в себе памятники суетной бренной жизни, потерянные сокровища.

Отчего гибли морские суда? Не только от штормов и ураганов, волн, коварных подводных камней и мелей: во времена развитого безопасного кораблевождения бичом становятся ошибки мореходов; тогда стальные корпуса кораблей начинают рубить и топить друг друга.

Больше всего столкновений судов зафиксировано при плавании в проливах, узкостях, на подходах к портам.


Множество преступного люда в старину вертелось возле входа в гавани, представляя еще одну серьезную опасность для кораблевождения: злодеи устанавливали фальшивые маяки, сбивающие мореплавателей с истинного пути и заманивающие корабли на подводные камни и скалы. Даже в более поздние времена - в 1809 году - английскому королю Георгу III пришлось издать специальный закон против лодочников, обрезавших якорные канаты в гаванях, заливах и на реках с целью, как бы сейчас сказали, «создания аварийной обстановки» и последующего грабежа выброшенного на берег судна.

Вот так и «закладывались» клады в прибрежных водах. Но эти рассуждения, а также нижеследующие примеры, не должны привести вас к ошибочному выводу, что морские сокровища легко достать из трюмов затонувших кораблей. История, к сожалению, знает больше неудачных попыток подъема золота и драгоценностей, чем удачных. Все эти счастливые случаи описаны во многих популярных и художественных произведениях литературы, посвященных изучению морских глубин, поэтому заинтересованному читателю не составит труда собрать полное досье на удачные экспедиции.

Еще один вид подводных поисков относится скорее к археологическим раскопкам, чем к кладоискательству - исследование старинных поселений, ушедших под воду. Таких мест на планете немало вообще, и в частности - на побережье Европы бассейна Средиземного моря: колыбели всей современной цивилизации. Или, хотя бы, знаменитый Порт-Роял, затонувший во время сильнейшего землетрясения 1692 года и унесший с собой на дно морское все пиратские сокровища, свозимые в Порт-Роял из различных уголков Старого и Нового Света.

Рукотворные водоемы также заливали обжитые места, а штормы, гуляющие по водохранилищам и ничуть не уступающие настоящим морским, вымывали со дна клады, бывшие некогда подземными. Так, в верховьях Обского водохранилища после весенних паводков и сильных штормов местные жители до сих пор собирают множество монет старинной чеканки.

Конечно, подводные поиски затонувших городов вряд ли могут принести столь крупную удачу, как при подъеме затонувших кораблей. Но доступность и небольшие глубины позволяют не только аквалангисту, но и ныряльщику с маской и ластами попытать счастье найти древние ценности - тем более, если ныряльщик оснащен металлоискателем, предназначенным для подводных поисков.

Помимо Порт-Рояла, легендарного Китеж-Града, погрузившегося некогда в глубины Плещеева озера, или Атлантиды, существуют более реальные древние города, поглощенные морем. Таковым является, например, античный город, найденный археологами в Сухумской бухте.

В 1874 году археолог Брунн, проанализировав исторические источники, предположил, что древняя Диоскурия находилась в районе нынешнего Сухуми. Однако ему самому найти следы античного города не удалось.

Спустя два года абхазский краевед Владимир Чернявский с группой пловцов-энтузиастов исследовал остатки древних сооружений на дне Сухумской бухты. Некоторые памятники тогда еще поднимались над поверхностью моря в 60-100 метрах от берега. Но Чернявскому не позволило пойти дальше догадок состояние археологической науки того времени.

До сооружения в 1895 году сухумской набережной, остановившей дальнейшее наступление моря на город, жители после сильных штормов не раз находили на берегу античные золотые, серебряные и медные монеты. Здесь даже существовал своебразный промысел - собирание древних металлических реликвий, выбрасываемых морем.

Не только на территории сопредельных стран встречаются подводные древние памятники. Побережье российских водоемов также таит много загадок для археологов. К одному из таких мест и относится Фанагория - один из значительных городов древнего Боспорского царства, расположенного некогда на берегах Керченского пролива. Этот город, по свидетельствам древних авторов, был второй столицей государства. Крупнейший античный географ Страбон называл Фанагорию городом, достойным упоминания, значительным полисом, крупным торговым центром. Археологические раскопки подтверждают сведения древних авторов о значительности этой второй столицы Боспора. Благодаря раскопкам уже установлены границы города, но окончательно вопрос о размерах городища не мог быть решен, т. к. часть городской территории оказалась занятой морем. Но процесс затопления сыграл и положительную роль в плане сохранности древнего города - вода надежно укрыла старинные постройки от покусительств местных строителей, разбиравших камни для своих жилищ. Археологи, производившие подводную топографическую съемку древнего города, отмечают, что отыскивать на дне старинную керамику им помогали водоросли - вернее, их цвет: на общем зеленом фоне резко выделялись буроватые кусты, выросшие именно в тех местах, где было много предметов из керамики и строительного камня.

Теперь давайте поговорим о ценностях небольших пресноводных водоемов, где на рельеф дна не оказывают влияние жестокие штормы, приливы и отливы, проще сказать - о реках, озерах и прудах, всех тех водных хранилищах, которым также доверяли свои богатства люди с давних времен.

Пока в нашей стране металлоискатели не вошли в моду, у вас есть реальный шанс разбогатеть: даже самый тонкий слой илового налета изменяет внешний вид предмета под водой, а так как подводный мир гораздо реже посещается людьми, сохранность спрятанных или потерянных ценностей увеличивается. Предпочтительный выбор места для поиска утерянных предметов - пристани, молы, пешеходные мостики, участки возле причалов (особенно если там находились плавучие увеселительные заведения).

В Москве, под Химкинским мостом, найдена шкатулка с серебряными монетами и украшениями, на берегу Цны - монеты времен Екатерины II.

Преимущества использования воды в качестве камеры хранения очевидны: не надо тратить время на выкапывание ямы. Приметил место, откуда сам достать сможешь, размахнулся да и забросил - незаметно и быстро. «Случайных ныряльщиков не так много, разве что бреднем кто зацепит. Принцип выбора места - тот же: недалеко от жилья, в укромном месте. Наличие надежных примет в данном случае лучше поставить на первое место, ведь кто хоть однажды нырял под воду, прекрасно знает, как тяжело что-либо отыскать на дне без надежного ориентира. Отдельно стоящие скалы, крупные валуны, омуты, сваи, мостки - места весьма привлекательные для тех, кто прячет клад под водой.

Большой помехой при поиске клада будет для вас ил, особенно, если прибор укажет вам место со слаботочной водой, где ил накапливается в больших количествах. Стоит немного копнуть, как фонтан мути закроет все поле зрения, а через несколько секунд вы уже потеряете из виду нужный участок дна. Чтобы этого не случилось, запаситесь белыми флажками, которые сразу же втыкайте в грунт при обнаружении предмета. Копать донный грунт рукой опасно: можно пораниться, нож тоже жалко портить, да и потерять его в мутной воде будет обидно. Поэтому, на мой взгляд, лучшим инструментом для подводного копания послужит вам огородная вилка с изогнутыми частыми зубьями, только рукоять сделайте полегче, чтобы она всплывала со дна наподобие поплавка. Щуп тоже не помешает, но пусть он будет в чехле, иначе можно случайно проколоть гидрокостюм.

На небольших глубинах при сборе со дна мелких предметов можно использовать якорь-авоську или жестяное ведерко с камнем на дне. Удерживаясь за ручку ведерка, вы сэкономите много энергии и воздуха в легких в борьбе с течением и с собственным непроизвольным всплыванием, а в само ведро удобно складывать собираемые на дне предметы; такой прием, к примеру, удобен при сборе раковин-перловиц.

При подводных поисках может встретиться такая проблема, как зарастание дна подводной травой, которую иногда неправильно называют водорослями. На большинстве российских рек трава начинает появляться в мае-июне, достигая максимума своего роста в августе-сентябре. Поиск в сплетении стеблей, конечно же, затруднен, и если есть уверенность в перспективности данного участка дна, то можно приложить усилия по удалению травы со дна. Вот как это предлагается в учебнике «Обстановка и русловедение» Л. П Лавриновича и Н А. Доманевского:

«Водяная растительность удаляется выкашиванием или выдергиванием. Для выкашивания применяются ручные, конные и механизированные устройства. Простейшее из них — обыкновенная. коса. Косят с лодки, а на прибрежных участках — с берега. Рукоятку косы целесообразно увеличивать по сравнению с обычной.

Эрманонвильская коса имеет форму равнобедренного треугольника, образованного двумя стальными лезвиями длиной от 0,9 до 1 м, соединенными под углом в 60°. Между лезвиями закреплена втулка для рукоятки. Для выкашивания косу перемещают то в одну, то в другую сторону по направлению биссектрисы угла между лезвиями. Коса отводится назад, затем резким движением подается вперед. Скашивание такой косой получается на ширине до 1 м. На плоту или специальном плашкоуте, перемещаемом с помощью шестов или лошадей, идущих по берегу, устанавливается пять-шесть кос, которыми очищается за один проход полоса шириной в 5-6 м. Механические косилки укрепляются на лодке и приводятся в действие вручную или мотором. Вращающиеся ножи скашивают растения».

Для вырывания растительности применяются вилообразные грабли. Для этой же цели можно использовать обычную борону, пригрузив ее сверху для лучшего соприкасания с дном. Борона перемещается лошадьми, идущими по обоим берегам реки.

Если вы охотитесь за крупным кладом, утопленным в воде, то вам надо заранее подумать, как его извлекать со дна. Найти большой клад сложно- тут нужны и точные сведения, и чувствительная аппаратура, способная определить под донными отложениями массу металла, но извлечь массивный предмет, например сундук, тоже будет стоить большого труда.

Допустим, искомый предмет найден, но он засыпан илом и песком Конечно, самый радикальный метод — отсосать иловые наслоения эжектором, но такое приспособление стоит больших денег.

Тогда можно попытаться прокопать под извлекаемым предметом лаз и зацепить, или, как это еще называется, застропить его. Этот же прием поможет разобрать завал из утонувших деревьев над искомым объектом. Правда, здесь тоже не обойтись без дополнительного оборудования.

Поиск затонувших судов можно проводить не только по известным заранее координатам, которые не всегда будут верны из-за дрейфа ушедшего под воду судна под влиянием морских течений и волн, но и «вслепую». Как мы уже с вами выяснили, трагедии на море чаще всего происходили вблизи оживленных торговых путей и в районах гаваней.

Хорошенько изучив подробные карты побережья и прилегающих к ним морских вод, можно отметить предполагаемые участки, где вероятны места гибели кораблей. Затем — проанализировать движение околобереговых течений, тем самым еще больше сузив зону поиска. Затем можно приступить к практическим работам, одним из видов которых может быть поиск при помощи эхолота — фирменного или самодельного.

Если речь идет о любительском поиске затонувших кораблей с использованием минимума снаряжения, то может быть предложена простейшая схема подводных поисковых работ. После обнаружения неопознанного объекта эхолотом шлюпка ставится на якорь. За борт спускается ныряльщик с прикрепленным на поясе ходовым концом с метками через 1 м. Пловец удаляется от шлюпки, держа в руке веревку на полную ее длину и начинает круговое плавание и осмотр дна. Его напарник в лодке после каждого полного круга, сделанного ныряльщиком, убирает на две метровые метки ходовой конец. Ныряльщик при обнаружении всех подводных объектов, в которых можно заподозрить обломки корабля, занесенные илом, сбрасывает на дно подводные буйки. Когда пловец таким образом по спирали приблизится к лодке, можно начинать изучение всех помеченных объектов.

Пример профессионального обследования места гибели античного судна в районе Евпатории приводит В. Р. Блаватский в сборнике «Морские подводные исследования»:

«Исходя из опыта произведенных экспедиционных работ, были выработаны следующие приемы по поиску и изучению следов древнего кораблекрушения:

1) предварительный осмотр дна моря в районе работ проводился пловцами-ныряльщиками в комплекте № 1;

2) аквалангисты более тщательно осматривали дно моря в районе работ через пятиметровые интервалы, двигаясь под водой с компасом по заранее выбранному азимуту или передвигаясь по кругу на 25-метровом сигнальном конце;

3) с помощью градуированных через каждые полметра канатов на дне моря были выложены и укреплены в грунте шесть квадратов площадью 25 х 25 м. Перемещая в их пред елах градуированный 25-метровый канат, аквалангисты погружали в донный песок на глубину 1 м металлические щупы до тех пор, пока площадь каждого квадрата не оказывалась обследованной. Таким же образом, с помощью щупов, изучались песчаные отложения внутри кругов;

4) с помощью установленной на берегу лебедки протаскивали в заданном направлении по дну моря специально сконструированный зонд, который по мере движения углублялся ножом в песчаные отложения на глубину до 1 м;

5) в местах скопления керамики или расположения амфор аквалангистами были заложены и пройдены под водой на глубину 1,8 м восемь скважин ручного бурения для того, чтобы до раскопок выяснить, что содержится в залегающих ниже горизонтах;

6) в местах, где щупы, зонд или скважина встречали препятствия, было заложено 4 разведочных раскопа 2х2 м глубиной до 1 м, которые были пройдены под водой с помощью пневмоэжектора;

7) кроме того, со специального судна была проведена геофизическая разведка дна, которая наметила места скопления керамики, скрытые донными отложениями; 8) в районе, где было выявлено скопление керамики, была установлена укрепленная в грунт постоянная бетонная веха — массив, возвышающаяся над дном на 1 м. Над этим местом был укреплен

буй. Веха и буй явились важными ориентирами при надводных и подводных работах;

9) перед началом подводных раскопок на дне были выложены и укреплены в грунте градуированные через 1 м два 50-метровых каната, так что они пересекались под прямым углом и были ориентированы с севера на юг и с запада на восток. На месте пересечения канатов, на их концах, а также через пятиметровые интервалы, были выставлены укрепленные в грунте буи. Благодаря выложенной на дне сетке координат можно было быстро определять местоположение находок на дне;

10) у находок устанавливался буй с номером, работы сопровождались составлением планов, рисунков, кино- и фотофиксацией. При фотографировании подводных объектов на дне выкладывалась ориентированная с севера на юг метровая рейка;

11) над местом работ на двух якорях устанавливалась саморазгружающаяся рефулерная баржа, отбрасывающая за один рейс до 450 т пульпы — морского песка. За опущенным на дно сосуном наблюдали аквалангисты, спускающиеся со шлюпки или со специально изготовленного плота. В процессе работ были заложены раскопы — котлованы глубиной от 2 до 4м. В результате всех этих приемов удалось поднять 20 ценных амфор, предметы корабельного быта, а также большое число металлических предметов, являвшихся частью груза античного корабля. По клеймам на амфорах и монетам было выяснено, что судно в конце IV или начале III века до н. э. вышло из Гераклеи Понтийской, направляясь в район Херсона, но, застигнутое штормом, потерпело аварию и затонуло у берегов Донузлава ».

Самое простое и самое доступное подводное снаряжение — комплект № 1, т. е. маска с трубкой и ласты. К ним может плюсоваться гидрокостюм, что в северных широтах будет нелишним. Чтобы погрузиться в гидрокостюме, ныряльщику потребуются хорошо сбалансированные грузы. На одной руке хорошо иметь компас, а на другой — глубиномер, хотя он более нужен для аквалангистов или для отличных ныряльщиков, которые ныряют глубоко и надолго.

Простейший глубиномер легко сделать из трех пластинок целлулоида толщиной 0,5 мм.

На средней пластинке процарапайте иголкой тонкую спиральную прорезь длиной 25 см. Процарапывайте с обеих сторон куска, а затем выдавите вырезанное место легким нажимом и зачистите мелкой наждачной бумагой. Все три пластинки склейте растворенным в ацетоне целлулоидом. А когда клей высохнет, вырежьте контур и пропилите ушки для резинки или ремня. Диаметр контура — 5 см.

Градуировка глубиномера производится по формуле.

l=L/(1+0,1a), (см) где: l - длина спиральной прорези, заполненной водой от внутреннего конца, для данной глубины, L - полная длина прорези в см, а - глубина в метрах.

Штрихи и цифры можно нацарапать иголкой и заполнить белой эмалью. Ширина спиральной прорези должна быть не больше 2 мм, иначе в прорези будут оставаться капельки воды, разделенные воздушным промежутком, и это исказит показания глубиномера. Чтобы выходное отверстие глубиномера не закупорилось отложениями солей морской воды, после выхода на берег надо высосать небольшое количество воды, которая остается в нем.

При погружении часть прорези, заполненная воздухом, резко отличается своим серебристым цветом от части прорези, заполненной водой.

Итак, если вы собираетесь искать клады под водой, нужно, прежде всего, хорошо освоить подводное плавание; для этого мало теоретических знаний, нужна практика — особенно, если речь идет о подводных работах с использованием автономной дыхательной аппаратуры. Не верьте тем, кто говорит, что работать под водой с аквалангом — предельно просто.

Поэтому автор в главе, посвященной поискам подводных кладов, не станет разъяснять опасности подводных работ и давать всевозможные советы, которыми сам не умеет пользоваться. Договоримся с вами, уважаемый читатель: собрались заниматься подводным плаванием всерьез — привлекайте к работе специалистов, без них работать с аквалангом нельзя.

По материалам сайта: http://www.kopatich.ru