Пескарь

Наружность этой небольшой рыбки более или менее известна каждому; ее легко узнать по крупной чешуе, цилиндрическому телу и двум небольшим усикам, которые лежат в углах рта. Пескарь в довольно редких случаях достигает 20 см длины и толщины большого пальца, как, напр. в средней Волге; большей частью он бывает не более 13 см. Брусковатое тело его, лишенное слизи, сверху зеленовато-бурого цвета и покрыто синеватыми или черноватыми пятнами, которые иногда на боках сливаются и образуют темную полоску; брюшко желтоватое, серебристое; спинной и хвостовой плавники испещрены темно-бурыми пятнами, которые обыкновенно расположены в несколько правильных рядов; все плавники сероватые; глаза желтые. Глоточные зубы пескаря (7—8 с каждой стороны) расположены в два ряда, и венчик их на вершине загнут крючком.

Рис. 3. Глоточные зубы пескаря (черныша), увеличен.

Переходим к образу жизни пескаря. Он живет как в больших реках, так и в самых незначительных речках, реже встречается в проточных озерах и прудах и то более зимой, но будучи пересажен и в непроточную, но чистую воду или попав туда случайно, размножается там очень быстро, хотя никогда не достигает такой величины, как в реках. В некоторых исключительных случаях пескарь, по свидетельству Геккеля, замечается не только в болотах и подземных водах (напр. в гроте Адельсберга), но даже в теплых источниках, как у Теплица, Карлсбада, Бадена и др. Вообще же он любит воду чистую и свежую, хотя избегает очень холодной и слишком быстрой. Обыкновенно всю весну и лето пескари держатся на перекатах или поблизости их, на местах мелких, с хрящеватым или песчаным дном, откуда и произошло его главное название со своими многочисленными вариантами. В конце лета и осенью пескари замечаются на более глубоких местах, тоже с песчаным или иловато-песчаным дном и всего чаще встречаются у самых перекатов, в небольших заливах, где образуется как бы небольшой водоворот. В травянистых местах днем их никогда не бывает, и вообще пескари встречаются в сообществе гольянов и гольцов. В октябре или ноябре, смотря по местности, пескари почти исчезают и уходят зимовать в пруды или озера, или же скрываются в самых глубоких речных ямах и, так как зимой крайне редко попадают в невода, очень может, быть, что иногда зарываются в ил.

Пескарь ведет вполне дневной образ жизни и никогда не плавает ночью, а лежит тогда неподвижно на дне, упираясь грудным, брюшным и заднепроходным плавниками, как на подпорках. В полдневную жару он иногда, тоже по целым часам, стоит на одном месте, приткнувшись к камню или коряге, и эта неподвижность пескаря, вместе с брусковатым телом, послужила поводом к меткому названию его украинцами — столбец, столючик. Вообще эта небольшая рыбка и не отличается большой живостью, хотя плавает очень быстро и может очень долго держаться и даже плыть против быстрого течения. Впрочем, на перекатах пескарь укрывается за камнями, да и поднимается здесь кверху толчками от одной защиты до другой.

Вследствие предпочтения, отдаваемого перекатам, речной пескарь прежде всех других рыб гибнет от порчи воды какими-либо вредными веществами — остатками газового производства, ядовитыми красками и другими заводскими и фабричными отбросами. В самой Москве пескари снут тоже летом в жару, после дождя, так как не выносят теплой и вонючей воды с раскалившейся мостовой. По-видимому, долгоусый пескарь предпочитает более тихие, глубокие и песчаные места, тогда как обыкновенный пескарь (в теплое время года) держится исключительно на хрящеватом или каменистом дне. Этим объясняется, почему брюхо у него часто имеет кровяные ссадины, особенно во время нереста. Вообще же пескарь-синец значительно слабее и малочисленнее черныша и до сих пор еще ни разу не был найден в озерах и прудах, да и в ручьях и мелких речках, кажется, встречается очень редко. Озерные пескари, по моим наблюдениям в оз. Белом и Толстовском пруде, имеющих довольно холодную воду, держатся (летом) около берегов, на песках; по Терлецкому же, они, однако, уходят на лето в глубину, на илистое дно, и на отмели не выходят, что можно объяснить нагреванием воды около берегов.

Озерный пескарь во всяком случае на ночь стоит в глубине и вряд ли прячется в траву, подобно речному. Последний еще до заката забивается в водоросли и другие водяные растения, растущие на перекатах или поблизости их. Здесь пескарь находится в полной безопасности от хищных рыб, в особенности налима, не дающего ему по ночам покоя. В удобных местах опытные рыболовы много ловят в это время пескарей вместе с гольцами и особенно с прятливыми щиповками корзиной или просто ощупывают их руками и вытаскивают вместе с нитчатыми водорослями, в которых вся эта мелочь запутывается.


Как было сказано, пескарь всегда держится на самом дне, подобно ершу, и крайне редко поднимается к поверхности воды, даже на довольно мелких местах. Впрочем, на перекатах пескарь иногда даже совсем выпрыгивает из воды — торчком, довольно характерным образом, так что такого "играющего" черныша нетрудно отличить от других мелких рыб.

Выпрыгивание это замечается временами в течение целого лета. По мнению одних рыболовов, пескари "скачут" перед нерестом — "разбивают" икру; другие думают, что выпрыгивание предвещает перемену погоды. Пескари, преследуемые на мели хищной рыбой, тоже выпрыгивают из воды. В больших и средних реках они всегда более преследуются шерешперами, которые предпочитают пескаря всякой другой рыбе. Вероятно всякий видел, как бьет шерешпер на мелях и перекатах. Можно быть уверенным, что он, подплыв незаметно к стайке пескарей, врезался в нее и ударил с целью оглушить какую-либо рыбу и похватить ее. Следует заметить, что пескари живут между собой очень дружно и встречаются нередко стаями смешанного возраста — прошлогодние со старыми.

Как рыба донная, пескарь всегда отыскивает пищу на дне. Обыкновенно он кормится мелкими червячками, насекомыми, рачками, такими мелкими, как циклопы и дафнии, также частицами сгнивших органических веществ, которые добывает себе из песка или ила. При этом усики, вероятно, оказывают пескарю большую услугу. В иле же он добывает себе мотыля, который в конце лета, кажется, составляет едва ли не главную пищу этой рыбы, разумеется, там, где мотыля много. Я полагаю даже, что уход пескаря в глубину обусловливается не столько свежестью воды, сколько изобилием красных личинок комара-толкунчика. Главную пищу пескаря весной составляет, кажется, икра других рыб, чем они приносят значительный вред. Кроме того, что они перехватывают на перекатах мимо плывущие, б. ч. неоплодотворенные икринки, пескари в апреле и частью в мае кормятся икрой, выметанной другими рыбами на перекатах и камнях, отдирая прилипшие икринки своими толстыми губами. По свидетельству многих авторов, пескари едят также животные извержения, даже падаль. Тем не менее пескарь менее всеяден, чем мирон-усач, и употребляет .главным образом животную пищу, что доказывается практикой удильщиков-рыболовов.

Нерест пескаря во многих отношениях еще не исследован и представляет много темных сторон, требуя более подобных и точных наблюдений. О нересте синца нам даже ничего не известно и можно только предполагать, что он вряд ли представляет какие-либо существенные отличия. Речной черныш начинает, по-видимому, тереться примерно через месяц после того, как выйдет из глубоких мест, где зимовал. Полая вода застает его уже около мелких берегов, где течение тише; затем в скором времени, как только река войдет в берега, он занимает свои летние места, т. е. перекаты, и начинает метать икру. Кажется, что в больших реках, напр. Волге, Оке и других, большая часть пескаря по причине позднего их разлива входит для нереста в мелкие притоки — речки и ручьи; в нижней Волге, однако, по уверениям рыбаков, пескари за неимением удобных мест выпускают икру в рачьих норах. В проточных озерах и прудах пескари также уходят для нереста в речки и ручьи.

У нас, в средней России, пескари начинают метать икру почти одновременно с плотвой — в конце апреля или в начале мая, но нет никакого сомнения в том, что нерест длится очень долгое время, едва ли не весь май и даже июнь, и что икра, следовательно, выпускается частями, в несколько приемов, а не сразу. Мне кажется, что такая периодичность нереста может быть объяснена относительно малым количеством самцов сравнительно с самками. Между тем как у большинства рыб число молошников значительно превышает число икряников, у пескарей наоборот — самцов бывает очень мало. Отличаются они от самок меньшим ростом, а во время нереста зернистой сыпью на голове, спине и верхней стороне грудных плавников.

Нерест пескаря производится в речках и ручьях весьма шумным образом и многочисленными стаями — на очень мелких местах, на хряще и мелком камне. При этом пескари высовывают хвост и большую часть туловища, кроме головы и части брюха, и бьют хвостом по воде. В средних реках нерест пескаря менее заметен: в запруженных реках, напр. в Москве-реке, за недостатком перекатов он трется главным образом под шлюзами, под которыми с конца апреля держится массами, привлекая множество щук и шересперов. Здесь он выметывает икру между плитами и крупными камнями, которыми выложено дно реки под шлюзом. В больших реках, как сказано, пескари в крайности выпускают икру (попарно?) даже в рачьи норы. В непроточных холодных озерах, например в упомянутом выше Белом, что близ с. Косина, под Москвой, пескари, по собранным мной от арендатора озера сведениям, трутся на песке, на мелких местах около самого берега и собираются здесь в таком множестве, что вода кажется кипящей. В средине же лета здесь замечается любопытное явление, тоже, вероятно, относящееся к нересту: пескарь вдруг начинает собираться на довольно глубоких местах сплошной массой, образуя правильный конус, вершина которого находится на поверхности. Весьма вероятно, что таким способом пескари заканчивают нерест, так как сильно нагревшаяся вода у берегов заставляет их удалиться на глубину.

Икра пескаря, очень мелкая и голубоватого цвета, выпускается на камни, хрящ, реже коряги и, в исключительных случаях, на траву. Здесь она крепко прилипает, иногда устилая дно сплошным слоем. Большая часть икры, однако, делается добычей тех же пескарей, которые истребляют также великое множество и только что выклюнувшейся молоди. Паводок после нереста имеет огромное влияние на урожай пескаря, так как почти вся икра и почти весь малек сносится течением. Но при обыкновенных условиях мальки успевают уйти с перекатов в более тихие, хотя в неглубокие места, именно к мелким песчаным или, еще чаще, песчано-иловатым берегам, где и держатся в течение всего лета, до середины августа и позднее, питаясь исключительно дафниями, циклопами и другими мелкими животными организмами, которых они отыскивают в иле. Весьма возможно, что молодь пескаря в ранний период своей жизни кормится и гниющими веществами. Мелкие пескари толкутся около берегов тучами, выбирая самые мелкие места, тыкаясь беспрестанно носами в берег. Растут они с поразительной быстротой, сравнительно быстрее всех других рыб. По моим наблюдениям в Москве-реке (в 1889 г.), пескарь-сеголеток в конце июля был уже почти в 4 см ростом (от головы до конца хвоста), а к концу августа достигал более 7 см. В прошлом, 1890 г. отличавшимся необыкновенно ранней весной, ранним нерестом и, вследствие теплого лета, обилием корма, пескари росли еще быстрее.

В прудах и озерах пескари никогда не достигают такого большого роста, как в реках. Крупный пескарь встречается как в небольших речках, так и в больших реках. Самых больших пескарей я встречал в Волге, близ Ярославля: они были длиной больше 22 см, а толщиной до 5 см. В Москве-реке в августе и сентябре ловится преимущественно 13-сантиметровый, пятнадцатимесячный пескарь; пескарь в 15 см — это по 3-му году. Кажется, пескари мечут икру, только почти достигнув 2 лет. Пятилетний пескарь, надо полагать, встречается очень редко в Москве-реке где он подвергается большим случайностям; он вряд ли достигает такого почтенного возраста. Что же касается пескаря-синца, то он растет сравнительно очень медленно и полуторагодовалый не бывает длиннее 7 см. Следует заметить, что к осени встречаются пескари-сеголетки обоих видов различной величины, что объясняется продолжительностью их нереста.

По своей величине и местопребыванию пескарь, очевидно, не может иметь ни малейшего промыслового значения.

У нас большая часть пескаря как для еды, так и для насадки ловится, кажется, удочкой. Особенно любят удить пескарей начинающие рыболовы, так как это самая легкая и веселая ловля, пожалуй, еще более добычливая, чем ужение ершей и окуней. Ловля удочкой начинается со второй половины апреля, чаще в мае, т. е. после нереста и в межень, и продолжается до октября и позднее, сначала на перекатах и мелких местах, а с наступлением заморозков на порядочной глубине. Москворецкие рыболовы ухитряются ловить пескаря чуть не круглый год, так как не только удят его в октябре, но даже в ноябре и в первых числах декабря, когда уже река стала. По первому льду они, однако, ловят пескаря не на глубине, а на сравнительно мелких местах с хрящеватым дном. В середине зимы пескарь редко делается добычей столичных зимних удильщиков и, очевидно, скрывается на глубине,не принимает пищи, а, может быть, пребывает в спячке или даже зарывается в ил. С сильными оттепелями он выходит из своих зимних становищ и в феврале годами ловится уже в большом количестве, как и в марте, до самого вскрытия, переставая брать в дурную и холодную погоду.

Что касается времени дня, то пескарь, как рыба дневная, берет на удочку только с восходом и до заката, и с наступлением темноты клев прекращается. Лучше всего он берет ранним утром вскоре после восхода. Всего хуже клюет он среди дня, особенно в жаркую погоду. Состояние погоды имеет, кажется, небольшое влияние на интенсивность клева этой рыбы, но перед ненастьем ее никогда много не поймаешь. Напротив, после дождя, когда вода несколько помутнеет, пескарь берет жаднее.

В большинстве случаев удят пескаря на самые легкие 3—3,5-метровые поплавочные удочки с тонкой леской, б. ч. трехволосной, притом с берега. Поплавок берется самый легкий — перьяной, пробочный или осокоревый (еще лучше из куги), а крючок или 6—8 №, обыкновенный, если ловят на червя, или № 10, с длинным стержнем, т. е. мотыльный, если насадкой служит мотыль. Так как пескарь рыба вполне донная, то крючок должен непременно идти по дну, задевая его. Впрочем, на очень глубоких иловатых местах пескарь берет выше. Там, где пескарей много, их удят большей частью на два крючка, причем верхний привязан на коротком поводке выше нижнего на 4 см.

Насадкой служат главным образом или навозный червь, или мотыль: первый — весной и летом, второй — осенью, с августа. В более тихих местах лучше ловить на целого червяка или на половинку; на перекатах же выгоднее насаживать обрывок красного червя или, еще лучше, кусочек обыкновенного червя-железняка, как и на ерша. Мотыль насаживают, как и всегда, продевая жало крюка пониже головки, в количестве 1— 3 штук. Что касается других насадок, то они мало пригодны для ловли этой рыбы. Пескари не только не берут ни на какую "хлебную" насадку (впрочем, я раз поймал 2 пескарей на хлеб в оз. Белом), но не особенно охотно хватают, например, опарыша и муравьиное яйцо; на последнее чаще попадается синец, чем черныш.

Там, где пескаря много, его можно поймать несколько сот штук в день, но не иначе, однако, как с употреблением притравы, что известно не всякому рыболову. Притрава эта заключается главным образом во взмучивании воды: пескарь идет на муть и, забывая при этом всякую осторожность, подходит к самым ногам, что, вероятно, наблюдалось всяким купальщиком. При каждом перерыве в клеве необходимо производить искусственную муть — веслом или шестом, на заостренный конец которого весьма полезно надевать железный наконечник: французы же к концу шеста прибивают железные кружочки и без этого, т. н. pilon, на ловлю пескарей не выезжают.

Московорецкими рыболовами-промьппленниками не особенно давно выработан особый, весьма добычливый способ ужения, употребляемый ими всего чаще в конце лета и в начале осени. Отыскав пескаря на перекате, рыболов становится на лодке поперек течения и закидывает две короткие донные удочки (или кобылки) с двойчатками так, чтобы насадка лежала на дне в 2—3 м от лодки. Затем он сильно взмучивает воду, повторяя это возможно чаще. Насадкой служит обыкновенно мотыль, летом же кусочки червя. При удачном выборе места и хорошем клеве проворный рыболов легко может выудить даже на одну удочку 500— 600 штук, причем пескари очень часто попадаются парами, как ерши, редко срываясь, так как подсекаются они пулькой. Вообще пескарь берет чрезвычайно и редко срывается, тем более, что губы у него очень прочные. Впрочем, мелкий синец, у которого рот сравнительно мал, клюет сравнительно очень вяло, нерешительно и часто сосет мотыля, почему рыболовы, если попадут на синца, немедленно меняют место.

Пескарь принадлежит к очень живучим рыбам и в качестве насадки для хищных рыб почти незаменим. В Западной Европе он считается отличной кормовой рыбой для лососевых, а в Англии его часто подолгу держат в корытах и ваннах. При употреблении описанных воздуходувных приборов пескарей можно перевозить на значительные расстояния.

У нас пескари большей частью употребляются для ухи, и то чаще вместе с ершами, так как уха из одних пескарей, почти лишенных слизи, очень ненавариста. Реже пескарей едят на сковороде со сметаной. Французы — большие любители пескарей, жаренных в луке или толченых сухарях, в прованском масле. Уха из пескарей составляет очень легкую и удобоваримую пищу и дается при лихорадке. Мясо пескаря белое и несколько сладковатое. Озерный, тем более прудовой пескарь всегда несколько отзывается тиной.

По материалам сайта: http://www.spinning.kharkov.ua